Андрей КОНОВАЛ

 

Штрейкбрехер Евгений Орлов: глава Федерации профсоюзов Удмуртии (ФНПР) решил подзаработать на гибели Подшипникового завода

 

 

Борьба работников фактически уже уничтоженного Ижевского подшипникового завода за свои права принесла первые плоды.  20 мая в соответствии с достигнутым соглашением о графике погашения задолженности бывшим работникам выплатили зарплату за апрель. Однако одновременно применили экономические санкции в отношении сотрудников профсоюзного комитета, возглавлявшего борьбу трудового коллектива. При прямом пособничестве председателя республиканской Федерации профсоюзов (входит в ФНПР) Евгения Орлова.

Напомним, что начало процесса стремительного уничтожения Ижевского подшипникового завода (ИПЗ) восходит к августу 2003 года, когда контрольным пакетом акций предприятия завладело ЗАО «Курская подшипниковая компания». Как выяснилось позже, главной целью новых владельцев была ликвидация конкурента - показатели себестоимости продукции и автоматизации производства у курских производителей были хуже, чем у ижевских. Кроме того, на ИПЗ работала единственная в России линия по производству игольчатых подшипников, закупаемых «АвтоВАЗом», «КамАЗом» и «ГАЗом». В сентябре прошлого года в течение двух выходных дней оборудование этого уникального производства было неожиданно вывезено в Курск, а 50 человек, работавших в цехе игольчатых шарикоподшипников, уволены. Стало ясно, что новые владельцы не остановятся и перед ликвидацией всего предприятия.

Роль правительства республики

Однако на ИПЗ существовал достаточно боевой профсоюз, который организовал несколько акций протеста. Требование принять меры по защите завода были предъявлены и руководству Удмуртии. В октябре 2004 года республиканское правительство вынуждено было провести совещание с участием представителей работников и работодателя. Его итогом стало подписание протокола, в котором работодатель гарантировал сохранность рабочих мест и поддержание производства на уровне миллиона подшипников в месяц. Контролировать выполнение обязательств со стороны работодателя обещали представители правительства, потребовав взамен от профсоюза объявить мораторий на акции протеста.

Но в отличие от трудового коллектива обязательств своих ни чиновники, ни работодатель не сдержали. Когда после январских каникул люди пришли на завод, им заявили, что работы нет, и отправили в отпуска. В течение января-марта уведомление об увольнении получили полтысячи человек - почти весь трудовой коллектив. С марта началось уже откровенное разграбление предприятия - спешно вывозилось оборудование, от производственных цехов фактически остались только стены и крыши (выдрано было даже металлическое покрытие полов). Делалось это уже новыми собственниками, имена которых до сегодняшнего дня остаются неизвестными. Мелкие акционеры (работники предприятия) могли бы получить информацию на прошедшем в марте собрании акционеров, но не смогли попасть на него, поскольку были дезинформированы о месте проведения собрания. 28 апреля было введено внешнее управление, то есть началась процедура банкротства предприятия.

Попытки профсоюза привлечь внимание прокуратуры к фактам, указывающим на подготовку преднамеренного банкротства предприятия, каких-либо реальных результатов не дали. Умыло руки и правительство Удмуртии. «Мы свой пакет - 15 процентов акций - продали и сейчас не имеем права вмешиваться», - заявил председателю профкома ИПЗ Алевтине Ивановой министр промышленности УР Леонид Курочкин. Сделано это было, по одним сведениям, в декабре, по другим - в марте. Как такие действия согласуются с обещанием правительства контролировать обязательства работодателя сохранить завод - непонятно. «Мы правительству поверили, - говорит Алевтина Иванова, - а оно нас предало».

Впрочем, не исключено, что все дело в личной заинтересованности некоторых представителей руководства республики. Заводские корпуса, расположенные в самом центре города, в которых планируется организовать торгово-офисные площади, представляют собой весьма лакомый кусок. Не случайно информация о новых владельцах, взявших на себя такой этап «операции», как доведение ИПЗ до банкротства, до сих пор держатся в тайне, хотя кому, как не правительству Удмуртии, продавшему свой пакет акций, знать имена покупателей.

Акции протеста

Объявленная процедура банкротства поставила под сомнение соблюдение основных прав увольняемых работников - выплату зарплаты, выходных пособий. В этой ситуации особенно неприглядно выглядит позиция, занятая председателем Федерации профсоюзов УР Евгением Орловым. Профком ИПЗ неоднократно обращался к Федерации с просьбой помочь заставить руководство республики и работодателя выполнить свои обещания и обязательства, организовать массовую поддержку со стороны заводчан республики своим попавшим в беду товарищам. Однако профсоюзный босс (и по совместительству член политсовета УРО партии «Единая Россия») Евгений Орлов даже не попытался вывести представителей профсоюзных организаций республиканских предприятий на акции солидарности. На митинг увольняемых работников подшипникового 3 мая Орлов направил... одного своего нештатного заместителя.

Готовность к солидарным действиям председатель профкома Алевтина Иванова нашла лишь в Координационном Совете гражданских действий и Общественном совете пенсионеров, созданных в республике на волне митингов протеста против монетизации. После того, как в установленный по обоюдной договоренности срок до 13 мая конкурсный управляющий не дал гарантий погашения задолженности работникам ИПЗ, было решено совместными усилиями профсоюза и активистов Координационного Совета провести 16 мая митинг-пикет перед входом во дворец президента Удмуртии Александра Волкова. И вот тут, после того как руководство республики узнало о контактах профкома ИПЗ с протестным движением, оно и включило тот самый «административный ресурс», который до этого почему-то отказывалось задействовать в спасении предприятия и защите прав его работников. За три дня до даты митинга в срочном порядке было организовано совещание с участием представителей правительства, профсоюза и работодателя. Был подписан протокол, в котором работодатель обязался погасить всю задолженность по зарплате и выходным пособиям (почти 2 миллиона рублей) - причем в течение всего одного месяца (а не пяти, как это дозволяет законодательство о банкротстве).

Правительство пыталось включить в протокол еще и пункт об отказе трудового коллектива от проведения митинга, но Алевтина Иванова, помня о том, как правительство выполняет свои обещания, отказалась это сделать. Тогда работодатель и чиновники попытались отменить митинг сами - в нерабочий день, в субботу, людей в экстренном порядке созвали на собрание, обзванивая их по телефону и посылая нарочных. Поскольку на собрании клятвенно обещали все обязательства выполнить, большинство работников решили от митинга отказаться и участие в акции протеста от завода приняло лишь около десятка человек, уверенных, что властям надо показать решимость бороться за свои права.

Наказать непослушных

20 мая наступил срок первого этапа погашения задолженности перед работниками ИПЗ согласно принятому графику. И действительно, первая сумма (расчет за апрель) - почти 300 тысяч рублей - была выплачена. Однако не выплаченным оказался долг перед профсоюзной организацией завода, из суммы которого идет зарплата штатным работникам профкома. В ответ на вопрос Ивановой, почему нарушается график погашения задолженности, гендиректор ИПЗ Александр Тарасов показал ей письмо главы Федерации профсоюзов УР Евгения Орлова, в котором утверждалось, что на ИПЗ «отсутствует профсоюзный комитет» (?), что с февраля профком не перечислял взносы в «вышестоящие профорганы», а потому все суммы, оговоренные в согласованном графике от 13 мая, должны быть перечислены на счет Федерации профсоюзов. Ниже в письме были заботливо приведены реквизиты, по которым должны быть перечислены деньги.

Вообще-то, график от 13 мая подписывала Алевтина Иванова - как председатель «несуществующего» (по версии Орлова) профкома, а подписи представителей Федерации там вовсе отсутствуют. Тем не менее гендиректор Тарасов заявил, что, пока Иванова не урегулирует этот вопрос с Орловым, он перечислять деньги никому не будет. Кроме того, профсоюзу было выдвинуто незаконное требование арендовать помещение на территории завода на коммерческих условиях - 7000 рублей в месяц.

Встреча Ивановой с Орловым закончилась не менее любопытно. Когда Орлову было четко объяснено, что его претензии абсолютно незаконны, Евгений Николаевич раскричался, что профком подшипникового «связался» с Координационным Советом, а потому он свои требования не оставит, и раз так, значит, пусть Иванова и обращается за помощью в Координационный Совет, а он все равно будет требовать деньги профсоюза ИПЗ себе.

Таким образом, можно утверждать, что речь идет о предпринятой «наверху» при пособничестве руководителя Федерации профсоюзов Орлова попытке персонального наказания профсоюзного лидера, последовательно, решительно и, что самое главное, небезуспешно отстаивающего интересы трудового коллектива. Насколько низкую и неблагородную роль играет при этом человек, который обязан защищать интересы профсоюзов, даже, наверное, не стоит комментировать. Самое забавное, что в недавнем интервью профсоюзной газете «Солидарность» Евгений Орлов, оправдываясь в своем бездействии в отношении ИПЗ, заявил, что поступил так из соображений... солидарности! Поскольку, по его словам, «еще 4 года назад... профком вышел (?) из федерации. А профсоюз должен защищать интересы только своих членов».

В общем, профсоюзный босс окончательно заврался. Но врать ведь тоже надо последовательно. Если врешь, что профком ИПЗ вышел из Федерации, так какие тебе еще членские взносы?

 

 

 

…………………………………………………………………………………………….

Андрей КОНОВАЛ, ИА "День"    

Объединенная пресс-служба Координационного Совета гражданских действий и  Общественного Совета пенсионеров Удмуртской Республики

Конт. телефоны: 8 (3412) 78-77-95; 8-912-766-40-96