В конференц-зале рабочего центра собрались около 300 работников из более чем 30 заводов автомобильных концернов Германии. Из России в совещении приняли участие А. Береснев (ВАЗ, Тольятти) и председатель профсоюза «Защита» ЗИЛаВ. Шишкарев (ЗИЛ, Москва). Рабочие рассказывали о своей борьбе с капиталом за лучшие условия труда, оплаты, отдыха. По сути, такая борьба не прекращалась никогда и только ее интенсивность и мощь заставляла хозяев и правительства идти на уступки и улучшать жизнь рабочих.

В последнее десятилетие давление капиталистов на рабочих усиливается. Сегодня у европейских промышленников появился новый аргумент - вывод производства в страны с дешевой рабочей силой: Польшу, Чехию, да и в Россию. Соответственно происходит сокращение рабочих мест и идет наступление на отвоеванные когда-то рабочими права, например 35-часовую рабочую неделю. В этих условиях рабочие вынуждены организовываться на совместную борьбу не только в рамках официальных организаций. Одной из форм координации борьбы и является форум рабочих автомобильных заводов.

 

 

 

18-20 февраля 2005 года в г. Гельсенкирхен (Германия) состоялся 4-й Международный автомобильный рабочий Совет. Информация о нем поступила в Россию благодаря связям РКРП-РПК с левыми организациями Германии, в частности, с Марксистско-Ленинской партией Германии (МЛПГ) и рабочими организациями. РКРП-РПК помогла организовать и оформить поездку в Германию рабочих из России: Андрея Береснева, зуборезчика с ВАЗа из Тольятти и Василия Шишкарева, наладчика АМО-ЗИЛ из Москвы. Оплату билетов, визы и проживания любезно взяла на себя рабочая организация города Штутгарт. Из аэропорта Дюссельдорфа мы направились в Гельсенкирхен, где находится основной рабочий центр Германии (Arbtiter Bildungs Zentrum, ABZ Gelsenkirchen).

Гельсенкирхен - бывший шахтерский городок, с рабочими традициями, к тому же, что немаловажно для рабочих и левых организаций, сравнительно недорогой. Может быть поэтому здесь и разместились центральные офисы МЛПГ, газеты "Роте Фане" ("Красное знамя") и рабочий центр с гостиницей и залом для конференций.

Следующие два дня мы были гостями семьи молодых рабочих завода Опель в Бохуме, так же, как и многие участники Совета из других городов Германии. Рабочие соседних с Гельсенкирхеном городов принимали своих товарищей по классу, облегчая им участие в Совете.

Днем 18-го февраля состоялись встречи в центральном офисе МЛПГ с секретарем партии и редакцией "Роте Фане". Иностранные гости Совета рассказали о себе, своих заводах, профсоюзах, хозяева показывали редакцию, задавали вопросы.

Вечером 18-го начался сам Совет. Форма проведения мероприятия не была, как зачастую в России, заформализована от начала до конца. Так, организаторы не стали перемежать серьезные деловые выступления основной части Совета ничем, даже приветствиями от товарищей по классу из других стран. На это был запланирован вечер пятницы. Здесь в непринужденной обстановке и произошло представление основных участников и гостей Совета.

19 февраля рабочие серьезно провели 8-часовой рабочий день Совета с часовым перерывом на обед. Обсуждение проходило таким образом. Вначале 10-15-минутный общий доклад представителей концерна. Затем выступления представителей заводов и индивидуальные. Таких блоков было 5, от концернов Фольксваген, Дженерал Моторс с Опелем, Даймлер-Крайслер с Мерседесом, Форд и заводов-поставщиков. Общие выступления сопровождались показом графических, фото- и видеоматериалов.

Вечером работа Совета продолжилась культурной программой. Участники пели те песни, которые они поют на демонстрациях, играли на гитарах и барабанах. Весь зал подпевал итальянской партизанской песне "О, белла, чао..." и с восторгом принял исполнение рабочим из ЮАР боевой профсоюзной песни.

На третий день рабочие автозаводов Германии подводили итоги Совета, делали выводы, заслушивали финансовые отчеты. В отличие от российских форумов доклады о финансах были более подробны, вплоть до затрат на обеды для участников, а заключительные документы были немногочисленны и немногословны. Затем рабочие избрали новый Координационный Совет и приняли решение о подготовке следующего Международного автомобильного рабочего Совета через 2 года. К вечеру участники разъезжались. Гостей из России пригласила с собой группа рабочих из региона Штутгарта.

21-го февраля мы участвовали в понедельничном митинге и демонстрации в г. Эсслинген. Основной темой митинга был протест против стремления правительства урезать социальные гарантии. Митинг выразил солидарную поддержку борьбе российских пенсионеров (материал об этом на стр. 2 - ред.). После демонстрации состоялась беседа с рабочими активистами города.

Во вторник была экскурсия на сборочный конвейер Мерседеса в г. Зиндельфинген. Встреча с местными рабочими состоялась вечером после смены. И в завершение поездки в среду прошла встреча в Arbtiter Bildungs Zentrum г. Штутгарт с рабочим активом города.

Как уже сказано выше, основная часть Совета была оформлена в блоки по концернам. Организаторами и активистами Совета ставится задача объединения рабочих каждого концерна в единый рабочий коллектив, рабочий не в производственном смысле, а в политическом, классовом. Разговор шел и о международном сотрудничестве рабочих - дело в том, что автомобильные концерны давно уже глобальные, это видно в Германии по названиям: Форд, Дженерал Моторс. Поэтому для эффективной борьбы рабочим теперь мало организации на конкретном заводе, им уже просто необходимы координация и согласование своих действий, как минимум, в масштабах концернов. Выступающие так и говорили: "Нельзя успешно бороться только на своем заводе, информация об этом должна доходить до других". Представитель рабочей газеты заводов Опеля сказал:

- Наш лозунг: "Один концерн - один коллектив рабочих!"

С чем сталкиваются сегодня рабочие автомобильных заводов ФРГ? Какие проблемы стоят перед ними? Почему немецкие рабочие, проживающие в лучших материальных условиях, чем российские, имеющие лучшие социальные гарантии, ведут стачечную и демонстрационную борьбу намного активнее рабочих в России?

Во-первых, борьба рабочих с капиталом не прекращалась никогда. Во-вторых, сегодня, после отступления социализма в СССР и в странах восточной Европы, капитал делает наступательные шаги и на своей, так сказать, территории. Все концерны сокращают рабочие места. Причем цифры, озвученные участниками Совета, четырехзначные. Аргументируется сокращение рабочих мест конкуренцией, трудностями, но некоторые предприниматели открыто говорят рабочим, что выведут производства, к примеру, в Китай. Так заявляют представители концерна Бош - основного поставщика комплектующих для автозаводов, - так как их производство компактнее и мобильнее. Но перемещаются уже и крупные производственные мощности, в том числе и в Россию. Организаторы хотели бы видеть на следующем Совете рабочих как раз из таких предприятий Ленинградской области, Тольятти...

Во всех концернах начальство пытается увеличить продолжительность рабочего времени. 35 часовая рабочая неделя, отвоеванная рабочими в недавнем прошлом, уже не факт. На фотографиях сегодняшних выступлений рабочих, на плакатах часто нарисована цифра 35. Выступающие на Совете говорили: "Так на Фольксвагене у работников по тарифу 38 часовая рабочая неделя. Но 38 часов не контролируется, контролируется только то, что ты сделал. На практике получается, что работают больше".

Там, где планы сокращения рабочих мест встречают противодействие, буржуазия применяет обходные маневры. С производства выдавливают стариков. Рабочим старшего возраста предлагают уходить с завода на два года ранее выхода на пенсию. По словам рабочего с Даймлер-Крайслера у них тех, кому за 30, называют "стариками" и на работу стараются не брать. В то же время не особенное светлое будущее и у молодежи. Сейчас еще очень многие заводы имеют профшколы. Учащиеся таких школ были активными участниками Совета, причем не только среди рядовых членов, но и среди организаторов и среди членов Координационного Совета, выбранного на будущее. Школьники выступали на равных с кадровыми рабочими: "Для учеников после окончания школы есть три пути: на завод, в прокатную фирму или в безработные; наиболее реальны две последние возможности". На наш вопрос к рабочим, почему тогда заводы сохраняют школы, нам сказали, что только благодаря давлению профсоюзных и рабочих организаций. Рабочие требуют, чтобы у их детей было будущее.

Рабочий класс Германии переживает события, хорошо знакомые рабочим в России. Верхушки профсоюзов дрейфуют в сторону начальства, и это при том, что в профсоюзах Германии представители работодателей не состоят по закону. Кристоф, рабочий Фольксвагена: "У нас все больше рабочих выходят из профсоюзов. Это происходит из-за компромиссов профсоюзов с предпринимателями. Всем надо учится у Опеля (имеется в виду выступление рабочих Опеля в Бохуме прошлым летом)".

Часто активистам приходится преодолевать сопротивление не только предпринимателей, но и профсоюза. Иногда такие столкновения заканчиваются не в пользу рабочих. Когда Андрей Береснев из Тольятти рассказал, что его уволили с ВАЗа, поставив в вину отсутствие на рабочем месте, а он на вполне законных основаниях вел профработу, в зале были комментарии: "Точно как у нас!"

Активистка, молодая работница завода Даймлер-Крайслер уволена под предлогом, что 2 раза в году болела. Другой рабочий ведет многолетнюю борьбу по восстановлению на работу...

Может быть, поэтому организаторы Совета просили участников не делать фото и видеосъемку. В выступлениях и документах, выходящих в открытое обращение, они называли друг друга только по именам.

Снижая уровень оплаты своим рабочим, и вывозя производства в страны с дешевой рабочей силой, капиталисты не прекращают разобщение рабочих и внутри страны, и даже на отдельных заводах. По словам рабочего с Форда: "На заводах специально собирают на рабочие собрания отдельно турков. Против этого возмущаются даже сами турецкие рабочие, они требуют совместных собраний. Сейчас много рабочих из стран Советского Союза. Они, как правило, менее активны в профсоюзной и общественной жизни".

Еще одна проблема рабочего класса Германии "прокатные рабочие". Это понятие сходно с понятием временных рабочих в России, но только отчасти. Термин "прокатный рабочий", на мой взгляд, более правильно определяет сущность капитализма. Временные рабочие в России сегодня чаще всего - представители ближнего зарубежья или соседних областей. А "прокатный рабочий" очень часто совсем не "гастарбайтер". "Прокатный рабочий" - это человек, работающий на предприятии без заключения какого-либо договора. У рабочего есть договор с прокатной фирмой, а та поставляет рабочую силу для выполнения тех или иных поручений. Причем "прокатный рабочий" может работать даже на сборочном конвейере автозавода. Понятно, что он абсолютно не включен в сферу общественной, профсоюзной работы предприятия, на котором работает, и, соответственно, никак не защищен социально.

Рабочий с автозавода из ЮАР Сиоло уволен за критику бездействующего профсоюза. Сейчас добивается своего восстановления на работе и укрепления связей среди рабочих, в том числе и с безработными, для совместной защиты своих интересов.

Рабочий Геррера из Колумбии: "Предприятие маленькое, а эксплуатация все увеличивается. На заводе создают производственные группы, для взаимозаменяемости, производительность увеличивается, затем из 6 человек убирают одного, а задание оставляют то же. Рабочих завлекают на срочные контракты увеличением зарплаты, но потом ему уже нельзя бороться, так как срочный контракт можно не продлевать. За последний год в Колумбии убито 5 профсоюзных активистов".

Рабочие в Италии, по словам итальянских участников Совета, боролись за сохранение рабочих мест. Поэтому Опель не смог купить Фиат, потому что не удалось закрыть несколько заводов на юге Италии. "Мы думаем, что борьба рабочих еще не окончилась. Берлускони за свое время уже уничтожил около миллиона рабочих мест. Принят закон, облегчающий увольнения рабочих".

Российские участники рассказали о проблемах, стоящих перед рабочими автозаводов в России и вообще у трудящихся. Рассказали о том, как нынешнее буржуазное государства скидывает с себя заботу о рабочих, доживших до пенсионного возраста.

Основной итог мероприятия прост: за свое человеческое существование рабочий класс должен бороться. Это и продемонстрировал 4 Международный автомобильный рабочий Совет в Гельсенкирхене. Рабочие Германии активно борются за сохранение рабочих мест. Здесь, в стране давнего капитализма, потеря работы очень сильно отражается на материальном, социальном и вообще человеческом состоянии. "Общественное бытие определят общественное сознание", - говорили знаменитые немцы. Вот рабочие Германии и подтверждают эту мысль активными действиями. Планы хозяев на сокращение численности рабочих встречают все более крупные выступления рабочих и у себя на заводе, и выступления солидарности. Причем поддержка идет не только от коллег по концерну, но и от трудящихся других сфер производства.

Во время забастовки в Бохуме рабочим Опеля активно помогали учащиеся профшкол. Как рассказывал сам ученик, сначала преподаватели говорили, что это не их дело, им надо учиться. Но потом в школу пришли рабочие с завода, рассказали, почему и для чего они бастуют. На следующий день ученики были с ними, а в выходные дни пришли с родителями. Об осенней забастовке рабочих Опеля в России известно. Хочется лишь привести фрагмент выступления на Совете члена МЛПГ, который прокомментировал ее так: "Важное для дискуссии. 1 мая 2003 года профсоюзы еще защищали правительство. В 2004 г. все думали, что не будет стачек. Профсоюзы старались проводить выступления внутри предприятий. Но на деле выступления выплескивались за ворота. И это был провал профсоюзного руководства. Значит, рабочие поняли, что нужно бороться не только внутри, но нужно объединяться в масштабах всего концерна с коллегами. Руководство же профсоюзов было против того, чтобы вести борьбу в рамках всего концерна. Сейчас рабочие сами начинают действия. Взять Бохум. Здесь стачку начали 500 активных рабочих. Профсоюз был против, но не смог выступить против рабочих прямо. Важно, что рабочие блокировали предприятие. Это запрещено по законам ФРГ, но рабочим никто не запретил, потому что вышли все вместе. Развитие классовой самостоятельности - это главный результат забастовки в Бохуме".

Итак, развитие классовой самостоятельности. Об этом и говорили рабочие - участники Совета. Не размахивая самим словом "класс", они просто рассказывали, как защищают свои классовые интересы. Как на попытки хозяев сократить рабочие места, они выдвигают свои требования сокращения рабочей недели с сохранением заработной платы. Как на применение "прокатных" рабочих они добиваются заключения постоянного договора со всеми работниками. Как создают свои рабочие газеты, имеющие подзаголовок "от коллег для коллег". Как участвуют в еженедельных, по понедельникам, митингах и демонстрациях (Montagsdemonstration).

Рабочим автомобильных заводов в России, и не только автомобильных, надо плотнее сотрудничать с рабочими Германии. Нам надо обмениваться опытом и объединять свои действия, направленные против общего врага - капитала.

Василий Шишкарев,
наладчик АМО ЗИЛ, член Союза рабочих Москвы

Председатель профсоюза «Защита» АМО ЗИЛ