Ясногорск - перед новой схваткой

Небольшой городок Ясногорск Тульской области был, наряду с Выборгом, Анжеро-Судженском, Воркутой одной из самых заметных точек на карте рабочего движения России 1998 года. Более полугода продолжалась здесь оккупационная забастовка, когда рабочие полностью удерживали контроль над местным машиностроительным заводом, а благодаря тому, что предприятие являлось градообразующим и от него зависело все городское хозяйство, в Ясногорске реально сложилось двоевластие, и временами рабочие стачком и профком были большей властью, чем местная администрация. Причем в отличие от многих других мест, в отличие от того же Выборга забастовка в Ясногорске не была разгромлена. Тогда рабочие организованно отступили, добившись реального улучшения своего положения, сохранив профсоюз и боеспособный, прошедший хорошую школу актив. И вот сегодня ситуация на Ясногорском машиностроительном заводе снова чрезвычайно накалилась и близка к взрыву.

Картина вырисовывается в двух словах следующая. Завод находится под внешним управлением и фактически готовится к банкротству. Внешнее управление осуществляет некое ЗАО "Новые бизнес технологии" (НБТ), которое высказывает желание приобрести завод в собственность. Естественно, профсоюз и рабочие хотят получить какие-то гарантии от нового собственника, заключить коллективный договор, а новый собственник в лице присланного НБТ управляющего Станислава Брынова разговаривать с рабочими особенно не хочет. На заводе появились задержки зарплаты, профсоюзные взносы не перечисляются, не перечисляются деньги в пенсионный фонд. Ответом на поднятие профсоюзом этих вопросов, была попытка выселить профком из занимаемого помещения, заварив дверь. Попытка эта рабочими была сорвана.

На этот раз мы приехали в Ясногорск вместе с депутатом Госдумы, одним из руководителей профсоюза "Защита" и Российской партии труда Олегом Шеиным. К нашему приезду на центральной заводской площади собрался почти весь коллектив. Встречали же нас в профкоме, расположенном за территорией завода. После короткого постановочного разговора с председателем профкома Андреем Гуантинфа мы отправились к ожидавшим нас рабочим. Но не тут - то было, в бюро пропусков нас встретил начальник охраны, который стал упорно приглашать зайти к директору Станиславу Брынову и заявлял, что на площадь к рабочим нас все равно не пустят. Видно было, что депутатского удостоверения начальник охраны боится куда меньше, чем директора, который может и зарплату не дать и с работы уволить. И вот мы, трое москвичей, включая депутата, и председатель профкома Андрей Гуантинфа идем к директору.

Директором оказался молодой человек лет 30, холеный москвич из породы хватких и деловых современных менеджеров. Разница с прежним заводским начальством, с которым мы имели дело в 98-м году почувствовалась сразу же. Если тогда рабочим противостояли бывшие советские директора, очумевшие от возможности бесконтрольно хапать и разворовывать завод, но при этом не способные (да и не нужно им это было) наладить производство в условиях капитализма, то теперь на предприятие пришел капиталист, который должен по капиталистически эксплуатировать завод и рабочих. Этот противник значительно серьезнее. За тем же Брыновым мощь приславшей его финансовой группы и уже оформившееся капиталистическое государство, призванное защищать собственника. Видимо, ощущая эту силу, господин Брынов был не слишком вежлив с депутатом и совсем не хотел разговаривать в нашем присутствии.

И тут, надо сказать, депутат Шеин повел себя совершенно неожиданно для Брынова - так, как обычные депутаты себе не ведут. Шеин стал категорически настаивать на встрече с коллективом, для чего он, собственно, и приехал. Брынов удивлялся, зачем вам рабочие, когда можно говорить со мной. На лице Брынова действительно было нарисовано удивление, мол, как это так, депутат предпочитает ему, директору, каких-то рабочих. Брынов пытался свести все к тихому междусобойчику, ведь капиталисты вообще любят решать вопросы в тишине. Но из этого ничего не получилось. Кончилось все тем, что мы прекратили всякие разговоры с Брыновым и явочным порядком, демонстративно наплевав на охрану, прошли внутрь завода на площадь, где собрались рабочие. Здесь Олег Шеин выступил с прекрасной речью, в которой призвал коллектив сплотиться вокруг профсоюза, не дать себя расколоть, а также очень ясно и убедительно нарисовал алгоритм ближайших действий. Выходили с завода в окружении тысячной массы рабочих. Затем вместе с профсоюзным активом еще несколько часов по пунктам согласовывали план нашей борьбы.

Не потерпевшие поражения, относительно хорошо организованные, и имеющие боевых лидеров рабочие Ясногорска снова поднимаются на борьбу. И это верный признак того, что вместе с экономическим кризисом приближается новая волна обострения классовой борьбы. Коммунистам надо спешить настраивать на ветер свои паруса...

Ниже мы публикуем подборку статей, подробно рассказывающую о горячих событиях, имевших место в Ясногорске в 98 году.


Восстание в Ясногорске

Ясногорск - небольшой городок в Тульской области с населением около 20 тыс. человек. Крупнейшим предприятием в городе (4200 рабочих) является Ясногорский машиностроительный завод, производящий шахтное оборудование и известные по всей стране насосы.

Ситуация на заводе типичная для сегодняшней капиталистической России. Задолженность по зарплате к началу декабря 1998 года составляла 10 месяцев. При этом завод продолжал работать, а его продукция, в особенности насосы, продолжала пользоваться спросом.

Рабочие около года не видели денег, а в это же время росли шикарные особняки заводского начальства. Строились эти господа на широкую руку. Главбух Беломытцев отгрохал "домик" с бассейном и лифтом. Персональный лифт ему понадобился, чтобы не ходить пешком из подвала на второй этаж.

Дом господина Петрухина, заместителя директора по производству, приезжие путали со школой. Сие огромное и незамысловатое (без обычных для частных особняков балкончиков, мансард и прочих изысков архитектуры) строение, действительно могло бы быть прекрасной школой для небольшого городка. Но вместо сотен ребятишек в доме проживает господин Петрухин с законной супругой. Строился господин Петрухин, как и остальные начальники, за счет завода, с которого везли железо, плиты, доски, цементный раствор и т. д. Причем все эти строительные материалы, включая цементный раствор, проходили, как б\у (бывшие в употреблении).

Переехали в новые особнячки и другие заводские начальники: главный инженер Голованов, зам. директора по коммерции Гамасков, зам. директора по общим вопросам и он же депутат городской Думы Чугунов.

Росло благосостояние и у некоторых начальников цехов. Так, господин Савельев купил себе 3-х комнатную квартиру, машину, гараж. Рабочим же объяснял все это тем, что мама держит свинок.

Самым хитрым оказался ген. директор Чернов Игорь Годович (рабочие любовно называют его Гадович). Про него известно лишь, что он купил трехкомнатную квартиру для сына.

И совсем мало известно про реального хозяина завода, председателя совета директоров, московского бизнесмена господина Ткачева.

Все когда-то кончается. Пришел конец и терпению рабочих. 28 сентября 1998 года рабочие провели собрание акционеров, на котором объявили низложенным старый совет директоров и избрали директором своего лидера Ленста Константиновича Рощеню, который в свою очередь назначил исполнительным директором, пользующегося доверием у рабочих Владимира Дмитриевича Дронова. Владимир Дмитриеввич хорошо знает производство, так как руководил заводом еще в советское время.

Низложенные хозяева подали в суд. Суд, естественно, решение собрания от 28 сентября законным не признал, на том основании, что у рабочих нет достаточного количества акций. Контрольный пакет находится в руках Ткачева и Ко. Закон "Об акционерных обществах" давно стоит переименовать в закон "О наемном рабстве".

Рабочие с таким решением суда не согласились и силой выкинули с завода старую администрацию, посадив в директорские кабинеты своих выдвиженцев. Власть на заводе полностью перешла к новым директорам, профкому (ранее рабочим удалось переизбрать продажного профбосса) и совету трудящихся. Без подписи председателя совета трудящихся молодого рабочего Андрея Гуан-Тин-Фа с завода не могла выехать ни одна машина. Рабочие дружины контролировали проходные завода, так что бывшему главному инженеру господину Голованову, чтобы попасть на завод приходилось лазить через забор.

Новая заводская власть сразу встретила жесткое противодействие власти государственной. Городской голова господин Сапегин метал гром и молнии, местный прокурор господин Матвейчик выносил определения, запрещающие новым директорам работать, местная газета "Ясногорье" называла рабочих террористами и призывала милицию "выполнить свои обязанности". К "выполнению своих обязанностей" милиция приступила 5-го декабря. В этот день Рощеня и Дронов были арестованы. Но несмотря на арест Рощени и Дронова старым начальникам вернуться на завод не дали. Ситуацию продолжали контролировать совет трудящихся и профком.

Имели ли рабочие право на восстание? Любой честный человек ответит "да". Но с точки зрения буржуазных законов они посягнули на святое - частную собственность. В результате на них обрушилась вся государственная машина: суды, прокуроры, милиция.

12 декабря в газете "Ясногорье" господин Сапегин угрожает рабочим: "Тем лицам, которые в ходе всех этих событий нарушили Уголовный кодекс, не избежать ответственности.". По поводу невыплаты заработной платы господин Сапегин здесь же заявляет, что эту проблему "нельзя рассматривать в отрыве от ситуации в стране". Интересно только почему "ситуация в стране" не повлияла на строительство вельможных особняков?

После ареста своих товарищей рабочие отправили делегацию в Москву, искать правду. Здесь они попытались обратится за помощью к известному "правдолюбу" и "тираноборцу" господину Явлинскому. К сожалению, рабочие не учли, что для "правдолюба" и "тираноборца" Явлинского частная собственность священна, а потому помогать рабочим бороться с частными собственниками ему не с руки. Яблочники продержали рабочих весь день у думского подъезда и в помощи отказали. Так бы и уехала делегация ни с чем, если бы случайно не встретилась с представителями рабочего профсоюза "Защита". Впоследствии именно представители "Защиты" и некоторых левых групп (Марксистская организация революционного гуманизма, Информационно-методический центр по рабочему движению) оказали реальную помощь рабочим, организовав информацию в газетах, депутатские запросы, связь с рабочими других предприятий.

Почему же рабочие пошли к Явлинскому, а не к "защитнику трудового народа", "бесстрашному борцу с антинародным режимом" господину Зюганову? Дело в том, что в Тульской области правит "красный" губернатор господин Стародубцев, а потому иллюзий по поводу КПРФ здесь уже ни у кого нет (надеемся теперь не будет и иллюзий по поводу Явлинского). Местные зюгановцы в разгоревшемся конфликте однозначно заняли сторону низложенных хозяев. Глава городской администрации господин Сапегин перед выборами бил себя в грудь и называл коммунистом. За него в город приезжал агитировать сам господин Стародубцев. Местная КПРФ на выборах естественно поддержала Сапегина, за что секретарь Ясногороского райкома Бирюков был назначен директором местного рынка. Администрация Стародубцева также жестко выступила против рабочих, устроив информационный террор в подконтрольных ей областных средствах массовой информации. Можно представить, что будет, когда исполнится голубая мечта зюгановцев и они наложат лапу на всю прессу.

На арест своих товарищей рабочие ответили решительными акциями. 10 декабря был блокирован ДК, в котором собирался отстраненный рабочими совет директоров. Господа пытались разбежаться, но были пойманы и взяты в заложники. Генеральному директору господину Чернову удалось спрятаться и отсидеться в клубном туалете. Поздно вечером рабочие, проявив гуманность, решили отпустить кровососов.

Кроме того, рабочие объявили ультиматум местным властям. В случае если Рощеня и Дронов не будут освобождены, то 11 декабря будет перекрыта железная дорога. Перекрытие не удалось так как 11 декабря в Ясногорск со всей области были стянуты крупные силы милиции, включая ОМОН.

Завод обеспечивает весь город теплом. В отсутствии хозяев управление коммунальными службами взял на себя совет трудящихся. Старые хозяева и городской голова господин Сапегин стали провоцировать остановку коммунальных служб, с целью заморозить город и, обвинив в этом рабочих стравить их с горожанами. Совету трудящихся и профкому пришлось применить максимум усилий, чтобы сорвать планы Сапегина и старых хозяев.

На работе коммунальных служб хорошо видны властные функции совета трудящихся. По всем вопросам коммунального хозяйства городской администрации приходилось обращаться к руководителю совета Андрею Гуан-Тин-Фа. И он принимал решения: отправить уголь, заменить сгоревший электродвигатель в котельной и т .д. На какое-то время Советская власть в городе стала реальностью.

Вот еще пример, характеризующий накал борьбы за Ясногорский завод. Профком и совет трудящихся самостоятельно вышли на Воронежскую кондитерскую фабрику и договорились о поставке новогодних подарков для детей рабочих в обмен на несколько насосов. Старые хозяева связались с Воронежской фабрикой и сорвали сделку.

От областных властей в Ясногорск постоянно наезжали 1-й зам. Стародубцева господин Богомолов и начальник областного департамента промышленности господин Ковалев. Оба господина призывали рабочих соблюдать закон и продолжать работать под руководством старого совета директоров. При этом они упорно навязывались в товарищи к рабочим, отказываясь откликаться на слово господин. Можно понять людей все-таки считают себя красными. Прибывшего в Ясногорск представителя профсоюза "Защита" господин Богомолов отозвал в сторонку и стал шептать на ухо: "Вы коммунисты и мы коммунисты. Что ж мы друг другу глотки рвем, неужели не сможем договориться?". Пришлось объяснять господину Богомолову, что коммунисты - это те, кто за рабочих и против частной собственности, а так как он под эти критерии не подходит, то коммунистом считает себя совершенно зря. И он, и Стародубцев, и Зюганов и вся их "патриотическая" компашка.

Выступая на заводском митинге господин Богомолов сказал, что тоже хочет избавиться от совета директоров, но не может - они ведь законные. Рабочие сразу же подсказали, как избавиться от старых хозяев. Надо просто прислать бригаду независимых следователей и посадить их как уголовников. Криминала вокруг завода масса. Насосы уходили на адреса мифических фирм, менялись на веники... В ответ Богомолов лишь мямлил что-то невнятное. Хотели бы областные власти прижать воров - давно бы это сделали.

В настоящее время по заводу запущенна процедура банкротства. Внешним управляющим назначен господин Пирютин. Еще совсем недавно он был членом совета директоров, а позже заместителем главы городской администрации Сапегина. Того самого, который угрожает рабочим уголовными делами. Такой вот получается "внешний" управляющий. Правильнее было бы сказать внутренний.

Сейчас рабочих уговаривают согласиться с кандидатурой Пирютина и начать работать. Сам Пирютин обещает, что назначит исполнительным директором, устраивающего рабочих Кирилина и не допустит бывших хозяев на завод. Можно ли верить господину Пирютину? В газете "Ясногорье" за 16 декабря главной своей целью, как внешнего управляющего, он назвал "заключение мирового соглашения" с кредиторами. Но в этом случае старый совет директоров полностью сохраняет свои права на владение и управление заводом.

Кто бы не был директором на заводе рабочим нужно организовываться. Надеяться они могут только на себя и на своих товарищей. Необходимо налаживать контакты с другими предприятиями Тульской области (и не только Тульской), с шахтерами, чтобы следующий раз выступать единым фронтом. Больше всего власть боится солидарности трудящихся.

Зюгановцы на глазах становятся партией власти. При этом они еще более переплетаются с крупным капиталом. В этой ситуации тем, кто продолжает считать себя коммунистами необходимо четко размежевываться с КПРФ, НПСР и прочей подобной публикой.

Дмитрий Якушев


Восстание в Ясногорске - 2

В прошлом номере мы рассказывали о событиях в городе Ясногорске Тульской области. Рабочие местного машиностроительного завода, 10 месяцев не получавшие зарплату, выкинули хозяев и взяли власть на предприятии в свои руки. Они сами избрали себе директоров и попытались наладить производство. Проработали новые директора не долго - чуть больше двух месяцев, а затем были арестованы. Еще через месяц их выпустили ( под подписку о невыезде), но при этом запретили появляться на заводе. Большую роль в освобождении своих товарищей сыграл коллектив завода. Люди не испугались, не попрятались, а продолжали борьбу под руководством стачкома и профкома. Все это время завод продолжал оставаться в руках рабочих. Расчет властей на то, что после ареста новых директоров удастся запугать людей и заставить их работать под руководством "законных" собственников не оправдался. Борьба продолжается...

"Хороший" директор

Было бы наивно думать, что "законные" хозяева так просто откажутся от такого лакомого кусочка как Ясногорский машиностроительный завод. Поэтому, когда не удалось запугать людей, реальный хозяин завода московский бизнесмен господин Ткачев решил пойти на "уступки". Одним из главных требований рабочих было убрать с завода старых директоров. И вот господин Ткачев объявляет, что вместо "плохого" Чернова он назначает директором "хорошего" Кирилина. А раз так, то рабочие должны засучить рукава и вернуться к рабочим местам. При этом о долге по зарплате ни Ткачев, ни "хороший" директор ничего толком сказать не смогли.

Уломать рабочих не получилось. На общем собрании было решено к работе не приступать пока не вернут заработанные деньги и не уберут вслед за Черновым еще троих наиболее опостылевших руководителей.

Кирилин одно время работал на заводе и, говорят, даже пользовался некоторым уважением. Это обстоятельство помогло ему втереться в доверие к рабочим лидерам. Сначала Кирилин стал проситься, чтобы его пустили в заводоуправление, опечатанное рабочими, надо мол посмотреть бумаги и т. д. Затем он попросил, чтобы в заводоуправление пустили еще бухгалтерию и прочую конторскую публику, надо же, мол, готовить годовой отчет. Когда в заводоуправление тихой сапой вполз весь аппарат, господин Кирилин почувствовал себя уверенней и от просьб стал переходить к командам.

Первым делом он попытался вывести готовую продукцию. На территорию завода загнали несколько железнодорожных вагонов и под завязку загрузили их насосами. Тут-то у "хорошего" директора получился первый "облом". Рабочие объяснили директору, что сначала надо выполнить требования коллектива, а потом уже можно будет поговорить о том, кому и как продавать продукцию. По команде стачкома вагоны были разгружены.

Неудача не смутила Кирилина. Он начал вести активную агитацию о необходимости немедленно приступать к работе. "Хороший" директор лично обходил цеха и уговаривал не слушать саботажников и браться за дело. "Пока не заработаем- жить лучше не будем" - вещал в цехах Кирилин. Одновременно появилось на свет обращение "сознательных" рабочих, призывающее не поддаваться силам, "которые используя сложности, испытываемые всеми семьями машиностроителей, пытаются играть на чувствах людей, разжигая страсти и не давая коллективу под любыми предлогами приступить к работе". Данный документ был распечатан на большущих листах и развешан по всем цехам. Для большей авторитетности обращение "сознательных" рабочих единогласно поддержала городская Дума.

Ответные меры

Активность, развернутая "хорошим" директором возымела обратное действие. На общем митинге было принято решение положить конец деятельному творчеству господина Кирилина. В итоге, его со всем аппаратом управления выставили за пределы предприятия, а на заводоуправление опять повесили большой замок. Кирилин долго не хотел покидать завоеванный плацдарм. Грозился вызвать наряд милиции, но в конце концов вынужден был подчиниться и отправился подыскивать себе новый кабинет, уже за территорией завода.

Незадолго до того, как Кирилин получил коленом под зад, прошел слух, что администрация пытается, подкупая охрану, ночью на грузовиках вывозить с завода насосы. В ответ стачком организовал круглосуточное дежурство рабочих дружин. Сделали все, как положено: расписали группы, смены, кто и когда заступает на дежурство. Дружины не только охраняют завод от хозяев, но и пресекают попытки воровства со стороны отдельных рабочих.

В дружине действует строгий сухой закон - на службе ни капли.

Рабочие Ясногорского машиностроительного завода поняли, что на власть надеяться не приходится и стали искать поддержку у рабочих других предприятий. Стачком вышел на тульский совет рабочих, в который входят представители нескольких крупных промышленных предприятий города. На совете удалось договориться об организации сбора помощи на тульских заводах для бастующих рабочих Ясногорска. Это, наверное, один из первых примеров настоящей акции солидарности рабочих в современной России. До этого все, в лучшем случае, ограничивалось телеграммами поддержки.

Одновременно продолжается борьба в судах. Рабочие пытаются доказать, что избрание коллективом новых директоров было законным.

Высокопоставленный жалобщик и "коммунисты" из Госдумы

Местным властям, крайне озабоченным судьбой завода, а вернее, судьбой его "законных" владельцев, очень не понравилось, что рабочие нашли поддержку у отдельных депутатов Госдумы. И вот первый зам. Стародубцева господин Богомолов настрочил письмо депутату Госдумы Григорьеву, в котором нажаловался на его, Григорьева, помощников. Из письма следует, что все хорошо и только несколько периодически наезжающих бузатеров портят все дело. "Нам непонятно, - пишет Богомолов - почему несколько человек, которые называют себя "помощниками независимого депутата Григорьева", призывают работников ОАО "Ясногорский машиностроительный завод" не выходить на работу, не поддерживать меры администрации Тульской области и т. д. Чего добиваются эти люди? Окончательной остановки и ликвидации предприятия и увольнения четырех тысяч человек? Мы предполагаем, что они сознательно вводят в заблуждение и Вас." Интересно, какие это "меры администрации Тульской области" имеет ввиду Богомолов. Призывы работать бесплатно, запугивание людей прокуратурой, подготовка масштабного сокращения на заводе - вот те меры, с помощью которых администрация Тульской области и "законные" хозяева собираются "выводить завод из кризиса".

На кляузу господина Богомолова в Госдуме откликнулись. Правда, не Григорьев, а некая госпожа Лозинская, "коммунистка" из фракции "Народовластие". К тому же, как оказалось, город Ясногорск находится в округе госпожи Лозинской и многие рабочие Ясногорского машиностроительного завода голосовали за эту даму, купившись на коммунистическую вывеску.

И вот госпожа Лозинская соизволила отвлечься от важных государственных дел и приехать в свой округ, где ее избиратели уже несколько месяцев ведут борьбу за свои права. "Сейчас всей России трудно. Надо действовать по закону. То, что вы делаете, называется политическим экстремизмом. Где вы были в 91-м году? Голосовали за Ельцина - теперь получите." - вот и все, что эта высокомерная и самолюбивая дама смогла сказать людям. Зато с представителями администрации Стародубцева Лозинская была сама вежливость и деликатность, что и естественно, ведь от благоволения местной власти во многом зависит возможность повторного избрания в Думу.

Фальшивый профсоюз

Как правило, официальные профсоюзы (ФНПР) на предприятиях находятся полностью под контролем администрации и рабочим приходится идти на создание своих независимых профсоюзов. В Ясногорске все получилось наоборот. Здесь "независимый" профсоюз создала администрация. И не только профсоюз, но и целое общественное движение под гордым названием "За работу завода".

Чем же занимается новый "независимый" профсоюз? Призывает людей приступать к работе... бесплатно. А тем временем хозяева, под предлогом того, что завод не работает решили закрыть детские сады. Естественно, "независимый" профсоюз с пониманием отнесся к этой "вынужденной" мере. И если бы не стачком и настоящий профсоюз, остались бы дети рабочих без сада. Для многих семей это явилось бы сильным ударом, так как в саду детей кормят и кормят лучше, чем дома, где давно уже кроме картошки ничего нет. Чтобы отстоять детские сады пришлось пригрозить главе местной администрации господину Сапегину ( без согласия которого хозяева завода не решились бы на такую варварскую акцию) привести детей к нему в апартаменты. Сапегин испугался и сады пока оставили в покое.

В итоге "независимый" профсоюз практически никто не поддержал. Большинство прекрасно понимает, что хозяйские прихвостни никогда не будут по настоящему защищать рабочих.

Дмитрий Якушев

P. S. В настоящее время на заводе начата процедура банкротства. Внешним управляющим назначен господин Пирютин, но по закону он не имеет права занимать эту должность, так как еще совсем недавно находился в руководстве завода. Нет сомнения, что Пирютин является ставленником Ткачева и областной администрации. Первым делом господин Пирютин призвал коллектив преступить к работе. Рабочие же настроены продолжать стоять пока не выплатят долги по зарплате и не будет заключен коллективный договор.


Ясногорск - борьба продолжается

С начала декабря 1998 года продолжается забастовка рабочих Ясногорского машиностроительного завода. На сегодня это одна из самых продолжительных и решительных забастовок в России. В прошлых номерах наша газета подробно рассказывала о событиях на этом предприятии. Но жизнь не стоит на месте. Реальная борьба постоянно дает новую ценную для рабочего движения фактуру. Сегодня мы продолжаем рассказ, о том как развивается конфликт в Ясногорске.

Умышленное банкротство

После арбитражного суда на заводе завелся внешний управляющий, г-н Пирютин. Судя по всему, перед этим господином поставлена задача организовать умышленное банкротство. Кем? Либо хозяином, господином Ткачевым, либо администрацией Тульской области, либо и тем и другими одновременно. Выгода от этого очевидна. Завод очищается от висящих на нем долгов и в результате торгов полностью переходит в заранее запланированные руки. Чужаку, естественно, такой лакомый косок не продадут. Нет сомнения, что высокое Тульское начальство уже знает, кто на "аукционе" прикупит заводик. Кстати, и сам господин Ткачев как-то обронил в местной газете "Ясногорье", что конкурсное производство (т. е. продажа с молотка) могло бы быть хорошим выходом для завода. Хозяин завода говорит о желательности банкротства для своего предприятия. Такое возможно только если у господина Ткачева все уже подмазано и куплено, если он не сомневается, что в результате банкротства завод останется за ним.

Рабочих же после банкротства ждет крупное сокращение. Подобные планы хозяев давно не секрет для работников завода. Известно, что дирекция планировала оставить из 4тыс. работающих только 800 человек.

То, что умышленное банкротство является уголовно наказуемым деянием вряд ли здесь кого-нибудь пугает. Своя администрация, свои судьи, свои прокуроры, своя милиция - кого, понимаешь, бояться? Вот только рабочие не кстати взбунтовались и никак не хотят сдаваться.

Переговоры

Стачком и профком вступили в переговоры с внешним управляющим господином Пирютиным и ген. директором господином Кириллиным. Главные требования рабочих: погасить годовой долг по зарплате и подписать подготовленный стачкомом коллективный договор. Колдоговор получился на славу. В нем есть и пеня за задержку зарплаты, и индексация долга, и контроль профкома за отгрузкой продукции, и право профкома приостанавливать приказы директора, если они противоречат соглашению, и обязанность директора по требованию профкома смещать любых руководителей и еще много чего интересного. Естественно, что администрация подобное соглашение подписывать не стала.

Но как заставить людей приступить к работе, не выполняя выдвинутых условий? В прошлых номерах мы рассказывали, что попытка запугать людей грозными приказами (кто не будет работать - того уволим) не прошла. И вот ген. директор пишет слезное письмо председателю профкома, где объясняет, что есть срочный заказ, который будет обязательно оплачен. Заканчивает свое письмо господин директор следующими словами: "Прошу разрешить работу в цехе № 2 для изготовления этих позиций". На что председатель профкома Антонина Ивановна Чекмарева резонно отвечает: "Как только рассмотрим соглашение и придем к общему благоразумию, - приступим к работе". Не правда ли приятно, когда директор униженно просит у профкома "разрешить работу в цехе". Не часто такое бывает. Это надо еще заслужить.

Вообще, руководители стачкома и профкома Ясногорского машзавода вполне могут читать лекции о том, как надо разговаривать с начальством. Автор этого материала был свидетелем, как в кабинет господина Пирютина зашло человек тридцать рабочих и зам. председателя профкома Зинаида Ивановна Бушникова потребовала немедленно подписать приказ о закрытии вторых ворот, через которые в обход рабочих дружин было вывезено несколько грузовиков с продукцией (напомним, что рабочие заблокировали отгрузку продукции). Господину Пирютину осталось только, заикаясь, согласиться с этим требованием. В довершении этого в кабинет к насмерть перепуганному Пирютину вошел руководитель стачкома Андрей Гуан-Тин-Фа и убедительно попросил немедленно позвонить в милицию с ходатайством об освобождении рабочей активистки Светланы Овечкиной, задержанной якобы за нанесение телесных повреждений кому-то там из представителей администрации. Просьба оказалась столь убедительной, что господин Пирютин сразу же ее и исполнил. Светлану отпустили. Правда, кроме звонка Пирютина, понадобилось еще подтянуть крупные силы к местному УВД и провести соответствующие переговоры с милицейским начальством.

Пакостники

Упорство рабочих вызывает лютую ненависть властей, администрации завода и их разнообразных прислужников. На какие только пакости эти господа не идут. Рабочих обвиняют во всех городских бедах, распространяются слухи, что профком заминирован, у лидера стачкома средь бела дня на улице убили собаку, в адрес рабочих активистов постоянно звучат анонимные угрозы. Уже упоминавшаяся Светлана Овечкина назвала свиньей местного депутата и заводского начальника Чугунова. Сей "благородный" господин сразу же побежал докладывать в милицию и женщину, почти год не получавшую зарплату, моментально оштрафовали.

С целью расколоть рабочих активно раскручивается новый "независимый" профсоюз. Возглавляет его некий инженер-конструктор не то Горлов, не то Горлопанов. Господин Горлопанов (или Горлов точно не помню) имеет неограниченный доступ в местную газету "Ясногорье" и на городское радио. Внешний управляющий господин Пирютин открыто заявляет, что ему эти люди (Горлопанов и его профсоюз) более симпатичны. Для тех, кто склонен поддаваться на пропаганду господина Горлопанова заметим, что настоящий профсоюз, который действительно защищает интересы рабочих не может нравиться начальству. Симпатичным для директора может быть только карманный профсоюз, возглавляемый директорскими прихвостнями. Естественно, господин Горлопанов призывает рабочих приступать к работе, не губить свои рабочие места и не дать погибнуть своему (!) заводу. Только завод-то давным-давно рабочим не принадлежит, а является собственностью господина Ткачева (или тех, кто за ним стоит). И если господа хозяева хотят, чтобы завод жил и дальше приносил им прибыли (а они этого хотят, раз так в него вцепились), то пусть идут на уступки. Что же касается рабочих мест, то их уничтожение прямо входит в планы хозяев, готовящих масштабное сокращение. А забастовка-то, как раз и проводится с целью сохранения рабочих мест и создания человеческих условий труда.

Вернуть долг по зарплате денег нет, но для перебежчиков в "независимый" профсоюз дирекция деньги находит. Людей просто пытаются купить. Делается это следующим образом. Господин Пирютин издал приказ, согласно которому, нашедший покупателя на продукцию завода получает 50% от суммы сделки. В новом профсоюзе состоит большинство управленцев, включая работников службы сбыта. Работник службы сбыта "находит" покупателей, которые сами к нему ежедневно приходят. Эта "находка" оформляется на группу, сплошь состоящую из членов нового профсоюза, и они получают хорошую премию. При этом господин Пирютин имеет наглость заявлять рабочим: "Найдите покупателей и вы тоже получите." Но покупатели обращаются не в цех, а в заводоуправление, где сидит пирютинский профсоюз. Пирютинцам один раз удалось вывести несколько машин с продукцией. Для того, чтобы обойти рабочую дружину им пришлось, подобно воришкам, взламывать давно заваренные ворота.

Визит к небожителям

В свое время рабочие Ясногрска долго добивались встречи с губернатором Стародубцевым, желая донести до него свои боли и беды. Но "народный" губернатор всячески избегал встреч с народом. И вдруг нежданно-негаданно господин Стародубцев сам пожелал встретиться с ясногорцами. За руководителями стачкома и профкома прислали машину и повезли в Тулу, где они предстали пред ясны очи тульских небожителей.

Ясногорцев ввели в зал. В президиуме на возвышении восседал Сам губернатор Василий Александрович в окружении руководителя областного УВД генерала Рожкова, руководителя областного ФСБ генерала Лебедева, прокурора области господина Седухина, а также главы Ясногорского района Сапегина и своего зама Ковалева. Рабочих усадили в партере перед президиумом, таким образом, чтобы они смотрели на высочайшее областное начальство как им, простым смертным, и положено, - снизу вверх. А дальше начались уже привычные запугивания. Начальник УВД пообещал выявить зачинщиков и принять жесткие меры против тех, кто мешает работать. Примерно в том же духе высказались и областной прокурор, и глава ФСБ. После того, как угрозы были произнесены, сам, до этого молчавший, господин Стародубцев в свойственно для себя манере этакого "отца родного" демагогически призвал решить все проблемы рабочих и даже позволил себе "возмутиться" фактом создания администрацией завода карманного профсоюза. Это бояре плохие, а царь должен быть всегда хорошим.

Впрочем, на рабочих Ясногорска все эти дешевые трюки не возымели никакого действия. Они совершенно спокойно и жестко высказали свое мнение и заявили, что до выполнения выдвинутых требований коллектив к работе не приступит. С тем и отбыли обратно.

В тот же день, когда рабочих возили в Тулу, в Москву к депутату Госдумы Григорьеву, который оказывает помощь коллективу завода, был отправлен ходок от "жителей города Ясногорска". Ходоком оказался Карпухин Валерий Павлович, ген. директор фирмы "Тулаэлектропривод". Пришел он в сопровождении депутата от КПРФ и стал объяснять, что завод должен работать, что бастовать нельзя, а значит Григорьев должен перестать оказывать помощь саботажникам. Но Григорьев не внял "голосу разума" и Карпухин отбыл ни с чем.

Итак, в бой вступил сам Стародубцев со своими генералами. Что дальше? Террор, аресты?

Противопоставить усиливающемуся давлению властей рабочие на сегодня могут только сплоченность и солидарность.

Дмитрий Якушев


Ясногорский металлургический комбинат

Сколько можно украсть с относительно небольшого машиностроительного завода? Ответ на этот вопрос несколько приоткрыла проверка, проведенная тульским КРУ (Контрольно-ревизионным управлением), на Ясногорском машиностроительном заводе. Оказалось, что украсть можно гораздо больше, чем заработать, эксплуатируя завод по назначению. Поэтому, собственно, сообразительное руководство завода и решило: зачем это каким-то там производством заниматься, ведь заработать можно гораздо проще. Взять, да и распродать все то, что на заводе есть ценного. Этим благим делом и занималось все последние годы заводское начальство.

Напомним фамилии этих героев коммерции: ген. директор Карих, еще один ген. директор Чернов, главбух Беломытцев, главный инженер Голованов, зам. директора Петрухин, зам. директора по коммерции Гамасков, председатель совета директоров Ткачев, зам. директора он же депутат городской Думы и лицо неприкосновенное Чугунов, наверняка были и другие, допущенные к пирогу. Все эти господа понастроили себе домов, понакупали машин и в итоге до того оборзели, что потеряли всякое чувство самосохранения.

Конец, подобному безоглядному воровству положило лишь восстание рабочих, захвативших завод и выкинувших вороватое начальство вон за проходную.

Только благодаря активности рабочих КРУ вынуждено было заняться проверкой завода, несмотря на явное нежелание областной администрации. Что же обнаружила, проходившая с октября по декабрь 1999 года, проверка?

Начнем с того, что согласно, составленному КРУ акту, проверка проводилась "выборочным методом". То есть проверено далеко не все. Но и того, что есть достаточно. Насосы, основная продукция завода, бесследно пропадали целыми сотнями. В 1996 году со склада испарилось 156 насосов, на сумму, примерно, 100тыс. долларов. При этом никаких заявлений в правоохранительные органы не поступало. Ну, исчезли и исчезли. По заводским документам скупо значится, что "недостача отнесена на убытки завода". Можно смело говорить, что начальники просто украли эти насосы. Без всякой бухгалтерии, просто загнали насосы за наличные, и разложили деньги по карманам.

Также проверка установила, что Ткачевская фирма "Горнефтемаш" приобретала продукцию завода по ценам ниже действующих, а также имела право обменивать продукцию ОАО "ЯМЗ" на другие товары по взаимозачету. Тут сразу вспоминается машина веников, поступившая на завод в уплату за насосы. Ущерб для завода от подобного взаимовыгодного сотрудничества составил еще порядка 100тыс. долларов.

Проверка обнаружила и такую неординарную коммерческую операцию: от АО "Горнефтемаш" на завод поступил бензин по одной цене, а завод тут же его перепродал Тульскому отделению Московской железной дороги по цене значительно меньшей. "Разница в цене на сумму 72736 руб. в октябре 1996 году была отнесена на убытки завода" - читаем мы по этому поводу в акте КРУ. В ценах 96-го года это еще тысяч 12 долларов.

Но все выше перечисленное сущая мелочевка по сравнению с проводившимся руководством завода крупномасштабным экспортом сырья. Ясногорский машиностроительный завод продавал в Польшу чугун, феррохром, никель в объемах приличного металлургического комбината. Только по договорам, полученным проверяющими, в Польшу должно было быть отправлено металла почти на 6млн. долларов. При этом проверяющими было выявлено масса нарушений: сделки проводились через бухгалтерию задним числом, суммы сделок постоянно не совпадали и более того "подлинные контракты не были предоставлены, ревизия проводилась по копиям, без печатей и подписей с обеих сторон".

Руководство завода крутило миллионами долларов, а зарплата рабочих составляла 200-300 рублей и ту не платили годами.

Возникает вопрос: возможно ли в таком маленьком городке как Ясногорск воровать такие большие деньги без ведома местных властей, милиций, ФСБ и прочих? Думаю вряд ли. Не случайно, наверное, мэр города, ставленник КПРФ и любимец Стародубцева, делал все, чтобы задавить выступления рабочих, всеми возможными путями прикрывал руководство. Не случайно, наверное, прокурор района г-н Матвейчик, спускал на рабочих всех возможных собак, третировал их своими повестками, постоянными угрозами. И не случайно, наверное, ворюги нашли надежное прикрытие в самой областной администрации. Не на зарплату же чиновников, в конце концов, Стародубцев и его замы покупают шикарные квартиры, дорогие машины и пр.

Дмитрий Якушев


Ясногорск - итоги противостояния

Забастовка окончена, борьба продолжается

14 июня завершилась, продолжавшаяся с декабря прошлого года, акция протеста рабочих Ясногорского машиностроительного завода. Завершилась относительной победой. Часть бывших руководителей под давлением рабочих была вынуждена покинуть завод. Создана комиссия по контролю за отгрузкой продукции. Таким образом, рабочие фактически получили контроль за финансовыми потоками. Сохранены и укрепились созданные в борьбе структуры: у рабочих теперь есть действительно свой профсоюз, стоящий на страже их интересов, продолжает действовать Совет трудящихся. Регулярно гасится долг по заработной плате. За время простоя выплачивается 2\3 ставки. Администрация пошла на повышение заработной платы в 1,5 раза. Властям: заводским, районным и областным преподан хороший урок. Эти господа еще долго будут вздрагивать, вспоминая события зимы-весны 1998-99 годов. Показан пример другим рабочим, как нужно эффективно бороться за свои права.

Рабочие не собираются останавливаться на достигнутом. Впереди выборы. В ходе борьбы люди поняли, как важно иметь действительно своего депутата. Поэтому было принято решение на предстоящих в декабре выборах в Госдуму выдвинуть кандидатом от рабочих Ясногорска председателя Совета рабочих Тулы Регузова Вячеслава Михайловича.

Мини революция

Фактически в Ясногорске произошла мини революция. Это была не просто забастовка или акция протеста. Случилось самое страшное для капиталистов. Общество отказалось признавать право частной собственности. Рабочие взяли и отобрали у хозяев завод. Пусть пока лишь на время, но отобрали.

28 сентября прошлого года, без забастовок, без голодовок, не требуя погашения долга по заработной плате, рабочие провели собрание, в результате которого выкинули с предприятия всех старых хозяев и посадили своих народных директоров. Два месяца завод проработал с новой властью. Приказы, издаваемые народным директором Л. Рощеней, своей крутостью напоминали первые революционные декреты. Все старое начальство объявлялось уволенным за ненадобностью, самого хозяина г-на Ткачева заставили подписать отречение от своей собственности. От подобной "наглости" хозяев завода и местную власть поразил столбняк. Целых два месяца они не могли прийти в себя. А затем началась гражданская война - народных директоров арестовали.

Борьба сильно изменила людей в Ясногорске. Даже сейчас, когда пришлось отступить, у рабочих здесь нет уныния и безысходности, какую встречаешь среди рабочих повсюду. Здесь уже не говорят обречено, мол все бессмысленно и бесполезно. Здесь уже нет того животного страха перед начальством. Люди на собственном примере увидели, что, на самом деле, все возможно, нужно только захотеть. В Ясногорске свершилось "чудо", произошло превращение рабочих из "класса в себе" в "класс для себя".

Как не похожи рабочие Ясногорска на своих братьев по классу с соседних угольных шахт. С одной стороны энергия, вера в свои силы, желание бороться, с другой - потухшие глаза, сгорбленные фигуры, неверие и полный паралич воли.

Громадное значение в борьбе имеет стойкость рабочих лидеров. Если бедолаг шахтеров неоднократно подымали на борьбу, а затем предавали собственные профсоюзные боссы, в результате чего убили в людях всякую веру, то ясногорским рабочим повезло с лидерами. Руководители стачкома и профкома вели себя на редкость мужественно и достойно, все решения принимались гласно после общего обсуждения, не было и намека на какие-либо закулисные торги с дирекцией и представителями власти.

За время борьбы люди сильно выросли. Научились выступать, стали разбираться в законах, среди рабочих появились свои журналисты. События в Ясногорске вызвали целое паломничество в этот небольшой городок. Рабочих стали приглашать на разнообразные съезды, конференции, семинары и т. д.

Опыт показал - лимит на революции не исчерпан. Получилось у рабочих Ясногорска, получиться и у других. А значит все не так безнадежно.

Что можно было сделать по-другому - взгляд со стороны

Годы социализма приучили людей доверять власти и верить в справедливость законов. Многие до сих пор уверенны, что все многочисленные страдания в нашей стране от не исполнения законов: "Нет таких законов, чтобы люди оставались без средств к существованию."

Оказывается, есть. Происшедшая на территории бывшего СССР реставрация капитализма разделила людей на собственников и наемных рабочих. И собственник, когда ему это выгодно, имеет полное право лишать людей всяких жизненно необходимых средств. Так что и нищета, и голод, и безработица вполне освящены действующими законами.

Ясногорские рабочие тоже пережили период наивной веры в закон, в суды, в то, что если большинство решило, проголосовало, значит так и должно быть. Ведь народ же решил. Очень много было надежд на признание судом законности действий рабочих. Но, увы, произошло то, что и должно было произойти - суд признал действия рабочих незаконными.

Вот уж, каких законов при капитализме не бывает, так это таких, по которым рабочие сами могут решать судьбу предприятий, сами могут выбирать себе директоров. Для того чтобы быть настоящими хозяевами сначала надо установить в стране рабочую власть.

Фактически не было обращений за поддержкой к рабочим других предприятий. Правду пытались найти у президента, правительства и т. д.

Многие поддавались на пропаганду в стиле: "Не разрушайте родной завод." Сознание, что завод давно уже не родной, что он, как рубашка или штаны, принадлежит конкретному хозяину, давалось очень не легко. Сознание, вообще, штука инертная. Ну, не было откуда у советского человека, сформироваться сознанию наемного рабочего.

Страшны не ошибки, а нежелание их исправлять. Рабочие обязательно научаться делать выводы из своих ошибок. Тогда мы победим!

Дмитрий Якушев