Карин Клеман, Олег Шеин

АНТИГЛОБАЛИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
И ЕГО ПЕРСПЕКТИВЫ В РОССИИ

Вряд ли является неожиданной мысль о том, что современный рынок как никогда преодолел национальные границы и стал буквально всепроникающим. Действительно, в условиях развития автоматизации производства, упрощающей ряд операций, и удешевления транспортных перевозок, не говоря уже о практически молниеносном обмене информационными данными, стала не просто возможной, но обыденной практика производства продукции по мере продвижения от полуфабриката к товару в различных странах мира. Причем особенностью нынешнего этапа капиталистической глобализации состоит в том, что под контроль наднационального капитала подпадают не только товары, но и природные ресурсы, сфера услуг, культура, а национальные правительства способствуют динамичному ускорению этого процесса.

При этом надо понимать причины, по которым эти национальные правительства, будь то последовательные либералы или «социалисты», проводят практически одинаковую политику, имеющую фактическим результатом обслуживание интересов транснациональных кампаний и побочным эффектом – последовательное и долголетнее снижение уровня жизни народов собственных стран. Практическое выполнение этой политики происходит через МВФ, ВТО, Всемирный банк и другие международные организации, роль которых постоянно усиливается.

Что такое глобализация?

Глобализация как процесс стирания препятствий к перемещению капитала во всем мире означает унификацию не только таможенных тарифов, но и уровней заработной платы, социальной обеспеченности, национального пенсионного законодательства etc, разумеется, по нижней планке. Главными инструментами выступают международные финансовые институты, ведущими из которых являются ВТО и МВФ, а также транснациональные корпорации.

Всемирная торговая организация

Всемирная торговая организация, преобразованная в 1995 году из Всеобщего Соглашения по тарифам и торговле (GATT), сегодня объединяет более 135 государств. В настоящее время среди них нет России, но по инициативе Москвы ведутся интенсивные переговоры. Вообще, корни этого объединения проистекают с 1947 года, когда оно было создано с целью снижения таможенных тарифов, в результате чего тарифные барьеры упали с 40% до 5% в настоящее время. Сегодня Соглашение перешло в качественно новую фазу, ради которой и произошло преобразование в ВТО – ликвидировать таможенные барьеры вообще (не только для товаров, а для продуктов, услуг, интеллектуального производства, инвестиции и т.п.) и достичь свободного перемещения капитала, которое не было бы сковано национальными законодательствами.

Несколько лет назад была предпринята попытка коренным образом изменить всю систему отношений в мире. С этой целью в недрах ВТО и ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) было подготовлено «Многостороннее соглашение об инвестициях» (Accord multilateral sur l'investissement – AMI; если фонетическое звучание его французской аббревиатуры перевести на русский, то получится «ДРУГ»), смысл которого состоял в полной ликвидации национальных преград движению капитала. В частности, предполагалось, что страны, подписавшие «Соглашение», должны будут предоставлять иностранным кампаниям такие же условия работы, что и местным, в том числе в ходе приватизации и оборота земли. Более того, однажды войдя в состав Соглашения, государства не имели бы права выйти из него на протяжении двадцати лет. Причем иностранным инвесторам предоставлялось право скупать земли, естественные богатства и ресурсы, телекоммуникационные и другие услуги, валюты без каких бы то ни было ограничений, а в случае «потери возможности извлечения прибыли из инвестиций» им должен был возмещаться ущерб.

Предзнаменованием может служить случай с фирмой «Этил» (Ethyl). Эта американская корпорация, используя «Североамериканское соглашение о свободной торговле», вчинило иск канадскому правительству на 250 млн долларов из-за запрета Оттавы использовать добавку в бензин под названием ММТ, подозрительный токсин, портящий автомобильное оборудование по очистке выхлопных газов. Можно себе представить, какие последствия будет иметь такая практика, парализуя любые правительственные действия, направленные на защиту окружающей среды, на охрану естественных богатств, на обеспечение справедливых условий работы или же на то, чтобы попытаться поставить инвестиции на службу общественных интересов.

«Многостороннее соглашение об инвестициях» было сорвано благодаря мобилизации антиглобалистских организаций типа АТТАК, которые опубликовали предварительный текст соглашения и подняли шум, вследствие которого некоторые правительства, и в первой очереди французское, отказались его подписать.

Первая крупная антиглобалистская демонстрация, состоявшаяся в Сиэтле в ноябре 1999 году, была направлена именно против ВТО. Тогда были сорваны переговоры, имевшие целью ликвидацию барьеров в сфере услуг и предоставление ТНК права свободно скупать телекомпании, приватизировать учреждения культуры, а в перспективе – образования и здравоохранения.

Но во Всемирной Торговой Организации (ВТО) сожаления по поводу провала совещания в Сиэтле продолжались недолго: в обстановке секретности были возобновлены переговоры по Всеобщему соглашению о торговле услугами – ВСТУ (Accord general sur le commerce des services – AGCS), целью которых являлось открытие транснациональным корпорациям доступа к таким областям, как образование, здравоохранение и окружающая среда.

Положения Многостороннего соглашения об инвестициях в случае их принятия позволяли бы любой фирме обращаться с жалобой на государство в том случае, если бы оно приняло «меры, равносильные экспроприации». В случае с Всеобщим соглашением о торговле услугами (ВСТУ) в том виде, в каком оно сейчас рассматривается, достаточно будет доказать, что та или иная правительственная мера, «более суровая, чем это необходимо», чтобы добиться целей ВСТУ. А статья VI-4 применима даже к не дискриминационным мерам в отношении других государств – членов ВТО. Любой адвокат, специализирующийся в области бизнеса, всегда найдет средство абстрактно менее «суровое» по сравнению с тем, что было выбрано правительством, оказавшимся  таким образом в положении защищающейся стороны. Тут можно полностью положиться и на транснациональные корпорации, специализирующиеся в области предоставления услуг, в том, что касается поощрения и даже финансирования подачи жалоб в Орган по урегулированию споров ВТО с целью отмены мешающей внутригосударственной регламентации даже в тех областях, которые правительству кажутся защищенными.

Таким образом, под прикрытием Всеобщего соглашения о торговле услугами сейчас готовится за закрытыми дверями как раз то, что во всеуслышание было отвергнуто в Сиэтле, где мировое общественное мнение воспротивилось захвату транснациональными корпорациями всё новых областей человеческой деятельности и заявило протест против запланированного перевода в разряд банального товара социально значимых услуг, направленных на удовлетворение коллективных потребностей.

Такое соглашение о свободе торговле услугами особенно ставит под угрозу общественные услуги (образование, здравоохранение, транспорт, коммунальное хозяйство и т.п.). Оно включает в себя «дерегуляцию» (то есть право ВТО судить о приемлемости правил установленных государством), приватизацию (то есть переход в частные руки обеспечения общественных услуг и их подчинение прибыли – к чему это приведет, показывает сегодняшнее состояние британского метрополитена или систем здравоохранения США, недоступной большинству населению) и коммерциализацию (открытие к внешним инвеститорам).

Опасность глобализации сферы услуг уже проявляется на примере системы патентов. Например, до принятия соглашения Adpic  такие страны как Китай, Египет или же Индия сами выдавали и признавали патенты на технологию производства фармацевтической продукции, но не на саму конечную продукцию, что позволяло изготавливать на месте лекарства, патент на которые в силу срока давности стал общедоступным. Это сильно отражалось и на ценах. И обратный пример – в Пакистане, где признаются патенты на конечную продукцию, цены на лекарства могут в некоторых случаях быть в 13 раз выше, чем в Индии.

В качестве еще одной иллюстрации можно привести Южную Африку: эта страна вот-вот разрешит изготовление лекарств от СПИДа местным фармацевтическим фирмам, несмотря на то, что патенты на них являются собственностью американских и европейских кампаний. В мире, где наука остается прерогативой богатых стран, в то время как бедные продолжают вымирать, без всякого сомнения, изощренные изыски в области права на интеллектуальную собственность остаются менее убедительными, нежели чем социальная действительность.

В рамках ВТО постоянно ведутся переговоры с целью глобализации, очередной цикл которых будет объявлен в ноябре, на собрании представителей всех государств, входящих в ВТО, которое будет проходить в Катаре. На предыдущей встрече в Сиэтле антиглобалистскому движению удалось временно сорвать планы руководства ВТО. Но в Дакаре, где демонстрации запрещены, это будет сложнее. Организации антиглобалистского движения, в том числе и МКСП (Международная конфедерация свободных профсоюзов), призывают к общей мобилизации во всех странах 9 ноября. Профсоюзы собираются бастовать или проводить митинги.

Международный валютный фонд

Гораздо более известен, чем ВТО, благодаря своей полувековой истории Международный валютный фонд. Самое, наверное, поразительное, что эта учреждение является подразделением ООН, то есть международной организации государств, первоначальной целью которой являлась демократизация мира. Правда, в отличие от ООН, где и США и Науру обладают по одному голосу, в МВФ, как в обычном акционерном обществе, все решают деньги. Количество голосов здесь определяет взнос стран в уставный капитал МВФ, поэтому США обладает примерно 20% голосов, а страны «большой семерки» – примерно 45%. Надо ли говорить, в интересах какой части государств проводит политику руководство Фонда.

И если ВТО просто снимает барьеры по пути движения капитала, уничтожая национальное протекционистское или социальное законодательство, то МВФ диктует правительствам и парламентам независимых государств, как расходовать национальные бюджеты, приватизировать госсобственность, экономить на расходах на образовании и здравоохранении, взвинчивать кредитную ставку (со всеми печальными последствиями для местной промышленности).

МВФ выдает кредиты развивающимся странам но при этом подчиняет выделение своих займов принятию политики, руководствующейся ультралиберальными принципами правительств самых богатых стран. России и вся Восточная Европа вошли в МВФ в начале 90-х, что дало еще больше силы и псевдолегитимности либеральным и капиталистическим политикам МВФ, действующих на таких принципах: 

– привлечения инвесторов, даже если это и происходит в ущерб правам трудящихся и окружающей среде;

– сокращение до крайнего минимума услуг и программ социального развития;

– поддержание стабильности национальной денежной единицы, приносящей выгоду обладателям капиталов и играющей против наиболее обездоленных, вплоть до задержек зарплаты и возникновения дефицита наличных денег;

– ограничительная денежная политика (высокие процентные ставки), препятствующая развитию промышленности, а также в большей степени выгодная богатым, чем бедным, так как первые располагают активами, в то время как вторые обременены долгами;

– предоставление полной свободы («либерализация») передвижения капиталов;

– приватизация в областях, не подверженных конкуренции, создающая ренту в ущерб пользователей;

– налоговые реформы, преимущественно направленные на «расширение налогооблагаемой базы» (наиболее бедных слоев населения);

– сокращение заработной платы и урезание трудовых прав.

Результат: неравенство по доходам более чем удвоилось во всем мире с 1960 г., в то время как разрыв между богатыми и бедными странами увеличился в 3 раза (соотношение между доходами 20% наиболее богатых слоев населения и 20% наиболее бедных, составлявшее 1/30 в 1960 году, возросло до 1/74 в 1997. Разрыв между средним доходом на душу населения в богатых и бедных странах увеличился с 5700 американских долларов в 1960 г. до 15400 в 1993 г). Тем не менее, согласно МВФ, речь здесь идет лишь о горьком лекарстве, которое на долгосрочную перспективу вылечит больного.

Знаменитая российская «Шоковая терапия» – прямое осуществление программы МВФ, социальные последствия которой хорошо известны: спад уровня жизни на 2/3 по сравнению с уровнем 1991 года, рост безработицы, обнищание большинства людей, разрушение системы социального обеспечения и т.п. А ведь экономические реформы изначально проводились под фактическим контролем советников МВФ. Именно Джеффри Сакс и ему подобные экономисты были инструкторами у правительства Егора Гайдара при проведении реформы 1992–1993 годов, запомнившейся 800%-ной инфляцией, двойным падением производства и возвратом сельского хозяйства по объему продукции на уровень 1956 года. И это притом, что почти все «рецепты» МВФ были приняты: открытие границ всем товарам (плоть до ядерных отходов) и капиталам, приватизация, единая ставка подоходного налога для всех, будь то богатые или бедные, принятие нового трудового кодекса, урезающего права наемных работников в пользу работодателей, реформа земельного кодекса. Более того, МВФ фактически определяет параметры российского бюджета. При внешнем долге России, превышающем 136 млрд долларов и поглощающем до 20% расходов бюджета, совершенно очевидно, что эти расходы осуществляются за счет занижения заработной платы, повышения коммунальных платежей, невыплаты долгов по детским пособиям, в общем, напрямую за счет российских граждан.

При этом нельзя сказать, что российское правительство действует исключительно по приказам МВФ. Никто, например, не заставлял в 1998 премьер-министра Сергея Кириенко предоставить МВФ пакет обещаний и дать гарантии скорейшим образом принять новый Трудовой Кодекс и облегчить процедуру увольнений. На самом деле, МВФ, скорее всего, служит аргументом в проведении удобной российской олигархии политики. И Фонд, и олигархи стоят на одинаковых позициях. Самые известные либеральные экономисты России учились на Западе, вместе со своими коллегами из МВФ, и имеют тесные дружеские или деловые связи с ними. Вдобавок, некоторые руководящие лица напрямую извлекают выгоды от выделения займов, присваивая деньги, ссужаемые МВФ, при условии, что остальная часть населения будет возвращать взятый ими долг. Действительно, граждане развивающихся стран регулярно оказываются в долгах на миллиарды долларов, в то время как никто даже не спрашивает их мнения по поводу того, а стоило ли вообще брать в долг. Более того, в случаях мошеннического использования (серьезные подозрения висели недавно над Центральным банком России), Фонд является не только соучастником, но и подрядчиком в построении обширной системы выкачивания средств, напрямую финансирующей  малое число лиц.

Горькая ирония этой шоковой «терапии» в том, что она еще никого не лечила. До сих пор МВФ еще ни разу не смог продемонстрировать ни одного успешного примера вывода какой-либо страны на более высокую ступень развития.

Скорее, наоборот. Очень много говорят, например, о чилийском опыте. Наверное, следует заметить не только размер прибылей американских компаний, добывающих медь, но и такое мелочное обстоятельство, как рост числа семей, живущих ниже черты бедности, с 1970 года по 1989 с 17% до 49%. 16 лет убивать людей, чтобы к концу правления доля нищих в стране увеличилась в три раза – вот что такое «чилийское чудо».

Разумеется, все зависит от того, что считать критерием прогресса – рост доходов населения, рост объемов производства или рост такого виртуального показателя как прибыль?

Здесь возникает другой вопрос. За счет чего, собственно, в первую очередь, возможно повышение нормы прибыли? Разумеется, за счет заработной платы. Наряду с политикой сокращения налогов и где-то внедрением современных технологий экономия на заработке является одним из основных рычагов роста рентабельности современной экономики.

Ухудшение условий труда

Дошло до того, что в одном из циркуляров для внутреннего пользования ВТО так и было сказано, что одной из главных задач принятия Всеобщего соглашения о торговле услугами является сокращение заработной платы! 

Действительно, в этом циркуляре утверждается, что «наиболее значительные преимущества, предоставляемые коммерцией, происходят не от самого строительства или же управления больницами, а возникают благодаря возможности использовать в этих целях более квалифицированный, более эффективный и/или менее дорогостоящий персонал по сравнению с тем, что может быть в распоряжении местных рынков труда». Сокращение оплаты труда относится к области наваждения, навязчивой идеи, одолевающей Всемирную Организацию Торговли: в некоторых «услугах по охране окружающей среды, таких, например, как сбор и вывоз хозяйственных отбросов, существуют ограничения на передвижение физических лиц (6) и выдвигаются требования к национальности задействованного персонала, что мешает фирмам сводить до минимума издержки по оплате труда путем набора раб силы за рубежом (8)». Таким образом, Всеобщее соглашение о торговле услугами, благодаря договору о «перемещении физических лиц», позволит импортировать рабочую силу в зависимости от потребностей пользующих её транснациональных корпораций или же заказывать выполнение «мобильных» работ на стороне.

Сокращение заработной платы и вообще урезание всех трудовых прав и гарантий является одной из приоритетных целей международных институтов (типа ВТО, МВФ, Мирового Банка и т.п.), под прямым влиянием транснациональных компаний (ТНК). Действительно, ТНК составляют основное лобби, заставляющее правительства богатых стран (где сосредоточено большинство головных фирм ТНК) принять либеральную политику выгодную им. На сегодняшний день существует около 40 тыс. таких компаний. Сто самых крупных из них имеет годовой оборот примерно в 1,4 трлн долларов. В настоящее время ТНК осуществляют две трети мировой торговли, причем почти половину этого объема – через собственные торговые сети.

Было бы ошибочно думать, что приход ТНК в бедные страны способствует развитию этих стран. Скорее наоборот, поскольку ТНК в первую очередь заинтересованы в дешевой рабочей силе и в прямой эксплуатации сырьевых богатств стран, редко вкладывая деньги в производстве или в технологическое оборудование. Если рабочая сила станет слишком дорогой, транснациональные компании могут быстро переместить свою деятельность в другую страну, где легче эксплуатировать рабочую силу.

Этот процесс сильно затрагивает и Россию. Европейский и североамериканский капитал присматривается к возможности инвестиций в самые прибыльные компании (нефтяные, газовые и т.п.) и переброски в Россию простейших технологических линий и самых трудоемких видов производства. А российский капитал, в свою очередь, переводит свои активы за рубеж. Так, Челябинский тракторный завод ведет сборку во Вьетнаме. Легковые машины «Ока» производства Камского автозавода собирают в Пакистане. УралАЗ строит цеха в Китае, ГАЗ в Южной Африке, а тольяттинский завод – в Эквадоре. Таков патриотизм отечественного товаропроизводителя. Где дешевле рабочая сила, туда и перетекает капитал.

Поэтому можно спокойно утверждать, что процесс глобализации экономики идет в ущерб интересам трудящихся в то время, как он приносит все большее благосостояние привилегированным слоям общества всего мира. Расслоение и рост неравенства идут полным ходом. Подобная тенденция наблюдается и в США. В период с 1973 по 1994 год реальный ВНП на душу населения вырос в Соединенных Штатах на целую треть. В то же время, однако, у трех четвертей работающего населения, не относящегося к руководящему персоналу, средняя зарплата сократилась на 19%. От глобализации особенно выиграли высшие управленцы крупных корпораций (то есть в основном ТНК): с 1979 года их зарплата выросла на 66%. Сегодня они получают примерно в 120 раз больше, чем их рядовые работники. Среди последних четыре пятых зарабатывали в 1995 году в реальном исчислении на 11% меньше, чем в 1973 году. 

И трудящиеся развивающих стран не выигрывают от обнищания трудящихся богатых стран, поскольку прибыли от экономической деятельности проведенной в «третьем мире» в основном в «первый мир» и большинство инвестиций – до двух третей – также остается в ОЭСР.

С точки зрения экономического и социального развития, самый тревожный аспект ТНК заключается в том, что они стремятся не к наращиванию производства, а к торговле и финансовой прибыли. С 1985 года мировая торговля товарами и услугами растет в два раза быстрее, чем объем производства. Еще быстрее идет рост объема финансовых операций в мире. С 1985 года объем сделок с иностранной валютой и международными ценными бумагами вырос более чем в десять раз. Это означает, что судьба предприятий решается на бирже крупными акционерами. А акционеры озабочены не состоянием производства, и уж тем более не состоянием работников, а дивидендами, то есть финансовой прибылью. 
Уже полно случаев, когда массовые увольнения происходят в благополучной производственной и экономической ситуации, с единственной целью повысить финансовую прибыль. И действительно, биржи положительно реагируют на такие увольнения, с последующим ростом стоимости и рентабельности акции увольняющих предприятий. Например, французская продуктовая фирма «Данон» объявила в начале 2001 года о массовых увольнениях и закрытии нескольких предприятий, несмотря на рекордные прибыли этих предприятий (4,7 млрд франков или 0,7 млрд долларов). План закрытия касается не только предприятий Франции, но и одного нового приобретенного предприятия Венгрии, работникам которого платят в 5 раз меньше, чем французским коллегам. Во Франции образуется единый коллектив борьбы работников и профсоюзов всех увольняющих предприятий («Данон», сеть магазинов «Маркс & Спенсер», воздушные компании АОМ и «Эр Либерте», производственник товаров хозяйственного пользования «Мулинекс» и т.п.), куда примыкают организации антиглобалистского движения типа АТТАК.

Капиталистическая глобализация идет вразрез с экономическим прогрессом

Возможен аргумент, что глобализация способствует экономическому прогрессу человечества. Аргумент, действительно, единственный, но перевешивающий все антиглобалистские протесты. Ведь история переполнена эпизодами, когда технический прогресс, разрушая привычную социальную среду, приводил к катастрофическому падению жизненного уровня. Это и огораживание лугов в Ирландии, и сопровождавшееся массовым обнищанием и безработицей внедрение первых ткацких станков, и тейлоризация труда.

Однако эпоха патентов и интеллектуальной собственности отличается от времен Второй империи тем, что развитие капитализма идет вразрез с техническим прогрессом. Возьмем хотя бы космические исследования. В 1985 году все данные, собранные в рамках осуществления американской государственной программы по наблюдению за земной поверхностью со спутника «Ландсат», были уступлены фирме EOPSat (филиалу «Дженерал Моторз» и «Дженерал Электрик»). Результат: стоимость доступа к данным увеличилась в двадцать раз. Университетские учреждения больше не могут обеспечивать себя этими сведениями, ставшими им не по карману, хотя и были они получены благодаря чисто государственному финансированию. Их эксплуатация пошла главным образом на пользу крупным нефтяным компаниям. 

А разве имеет какое-нибудь отношение к макроэкономике попытка предпринимательских слоев сэкономить на образовании и здравоохранении, в том числе на повышении квалификации персонала за счет предприятия? Ведь совершенно очевидно, что необученный и предрасположенный к заболеваниям работник произведет гораздо меньше продукции, чем квалифицированный и физически крепкий человек. Во всей этой экономии нет и грана производственной эффективности, нацеленности на долгосрочное увеличение объема продукции или улучшение ее качества. Подобного рода экономия – не более чем один из видов типичной спекуляции, рассчитанной на быструю, но большую прибыль, с последующим переводом активов из одного производства в другое, а то и вовсе в виртуальный рынок интернета.

А какой экономический смысл имеет политика уничтожения сельскохозяйственных площадей ради поддержания высоких цен на рынке? Особенно если вспомнить, что значительная часть населения планеты буквально умирает от недоедания, то есть совокупное производство сельхозпродукции ниже потребностей рынка. Да, у этих людей нет денег, чтобы заплатить по европейским ценам, но кто довел целые страны до такого состояния, что они перестали быть рынком сбыта? Не Международный ли Валютный Фонд? И это называется эффективной экономической политикой – довести минимум треть населения Земли до такого состояния, что туда бессмысленно вести на продажу товары и их просто приходится уничтожать, выплачивая фермерам компенсации?

Но, пожалуй, самым серьезным препятствием прогрессу является процесс «финансеризации» экономической деятельности, то есть подчиненности производственных решений финансовым целям. Значит, акционеры предприятий устанавливают минимальную ставку рентабельности своих акций, за чертой которой они готовы избавиться от этих акций, ставя предприятия под угрозу или банкротства, или перепродажи.

Антиглобалистское движение

Порожденные глобализацией проблемы породили и антиглобалистское движение. Пожалуй, впервые за многие годы снизу возникло массовое интернациональное движение солидарности, имеющее стойкий антикапиталистический характер. Именно антикапиталистический, поскольку под сомнение взята главная причина социальных и экономических потрясений – свободное хождение капитала. Антиглобалистское движение разнообразно. Основная его черта – общая борьба против последствий глобализации. То есть отнюдь не все участники движения ставят капиталистическую систему под вопрос. Многие просто хотят установления демократического контроля, запрета на вхождение капитала в некоторые жизненные необходимые сферы или ограничения свободы перемещения капитала путем установления минимальных социальных и экологических норм. Однако впервые за долгие годы происходит объединение разных сил в мире вокруг общих лозунгов и  общих акций протеста.

Предшественник антиглобалистского движения – Сапатистская армия национального освобождения. 1 января 1994 года вступил в силу договор о свободе торговых обменов между странами Северной Америки (НАФТА). В этот же день сапатисты начали вооруженную борьбу в штате Чьапас с правительством Мексики, застигнув врасплох президента Карлоса Салинаса и весь остальной мир, разинувший рот от уважения к успехам либеральных реформ, предпринятых Мехико. А летом 1996 года прошла первая международная встреча в глубине чьапаского леса. Сапатистский опыт показателен для общей оценки антиглобалистского движения. Организации, входящие в движение, строятся на основе конкретной и близкой им проблемы (например, защита прав туземных народов), но при этом отдают себе отчет в том, что та проблема, которая их непосредственно касается, напрямую связана с процессом капиталисткой глобализации. 

Общие принципы и противоречия

Основные виды деятельности антиглобалистского движения – встречи, демонстрации и шествия в противовес официальным саммитам международных институтов (МВФ, ВТО, «Большой Восьмерки» и т.п.). Целями являются: выдвижение альтернативной концепции построения мира, принуждение представителей государственных и межгосударственных институтов принять во внимание этот иной взгляд. Участники акций опротестовывают право руководителей богатых стран (которые больше всех влияют на решения МВФ и ВТО) править миром, не считаясь с мнением простых граждан. В первой такой антиглобалистской акции в ноябре 1999 года в Сиэтле удалось сорвать саммит ВТО и заодно прервать переговоры по Всеобщему соглашению о торговле услугами. Но тогда правящий класс не был еще готов к таким акциям. Последующие действия антиглобалистов не оказались столь же успешными. Но, тем не менее, каждая встреча представителей международных учреждений в Вашингтоне, Праге, Ницце, Гетеборге, Генуе и т.п. сопровождалась осадой со стороны десятков тысяч протестующих.

В ходе таких встреч участники антиглобалистского движения обычно также организовывают так называемые социальные форумы, где анализируется процесс капиталистической глобализации, обсуждаются способы сопротивления и альтернативные предложения. Против овеществления мира выдвигаются широкие гуманные, социальные, культурные, экологические и демократические лозунги: отмена долгов развивающихся стран, демократический контроль над финансовыми рынками и их учреждениями, право на труд и на достойную зарплату, равноправие между мужчинами и женщинами, запрет на принудительный труд и на детской труд, экологически безопасное производство, права на землю, защита прав этнических и сексуальных меньшинств и много других. Демократические требования направлены на сохранение и укрепление гражданского контроля над тем, как решается судьба людей в стране, регионе, сообществе, мире. Антиглобалисты стремятся уйти от управления миром транснациональным капиталом. В социальной области они добиваются достойной зарплаты, минимального социального страхования, справедливой системы распределения богатств как внутри стран, так и между странами. Приветствуется только то экономическое развитие, которое не ставит под угрозу окружающую среду и будущее человечества. В культурной области напоминается о том, что искусство не является товаром и что народные культуры и традиции должны быть защищены. И наконец, самое главное, все участники движения сходятся на том, что человек – не товар, его нельзя продать и нельзя допустить вмешательство капитала в такие жизненные сферы, как система образования, здравоохранения и коммунальное хозяйство.

Организации, входящие в движение, как правило, специализируются в одной области, но при этом они исходят из того, что все эти проблемы взаимосвязаны и могут быть решены только вместе взятые. Поэтому, несмотря на разнообразие организаций, они координируют свою деятельность и пытаются объединиться в общую сеть. Очень важно понять этот принцип сети. Он подразумевает то, что нет единой организации и что каждая часть сохраняет самостоятельность, при этом координируя свои действия с другими, обмениваясь информацией и обрабатывая общую стратегию под общей целью борьбы против капиталистической глобализации.

Все движение построено на диалектическом принципе признания специфичности, с одной стороны, и стремления к общности – с другой. А на самом деле противоречий очень много: между особыми требованиями каждого и общими человеческими принципами всех, между теми, кто стремится просто реформировать систему, и теми, кто нацелен на построение совершенно другого общества, между интернационалистическим подходом и слабым присутствием бедных слоев общества или бедных стран на международных мероприятиях, между сторонниками мирного сопротивления и более радикально настроенными участниками. Оригинальность антиглобалистского движения состоит в том, что ему присуще терпимое отношение ко всем составляющим течениям. Проблемы решены диалектическим способом – не отрицая противоречия, но при этом пытаясь их совместить и двигаться вперед.

Некоторые организации, входящие в движение, уже самые построены на этом принципе и являются сетью, объединяющей людей или общественных организаций с разными направлениями. АТТАК – одна из них.

АТТАК
(в переводе с французского обозначает «Действие за налог Тобина в помощь гражданам»)

Эта ассоциация возникла сначала во Франции в ответ на финансовые кризисы 1997 и 1998 годов, как широкое и гибкое общественное движение, объединяющее разные ассоциации, профсоюзы и отдельных граждан, обеспокоенных размером финансовой спекуляции. Налог Тобина (от фамилии американского экономиста) и послужил поводом для объединения. АТТАК подхватил предложение Тобина обложить налогом в размере 0,1% все спекулятивные операции и использовать эти деньги для борьбы против неравенства и бедности в мире. Но очень быстро АТТАК расширил свой круг интересов и сейчас занимается почти всеми проблемами, описанными выше. Ассоциация сразу имела огромный успех и быстро выросла до 30 тысячи членов. И (самый замечательный факт), она привлекает к политике много новых людей, никогда раньше ею не занимавшихся.

АТТАК организована как сеть местных комитетов. В городах или кварталах создаются комитеты, входящие в общую сеть, но самостоятельно организующие свою собственную деятельность, в соответствии с общей платформой движения АТТАК. Люди активно принимают участие во всех видах деятельности движения: в общественных кампаниях (за внесение налога Тобина, за запрещение оффшорных зон, за переустройство принципов работы ВТО и т.п.), обучении по темам глобализации, научно-общественных конференциях, антиглобалистских мероприятиях, пропагандистской работе: Национальный орган по координации составляет план действий и приоритетных целей на ближайшее время и местные комитеты, считаясь со своими силами и собственными приоритетами, решают, где прикладывать свои усилия. Вместе с общественной деятельностью ведутся еще и научные исследования, в которых участвуют и ученые, и общественные деятели, заинтересованные в общих темах. Уже изданы десятки брошюр о ВТО, ТНК, финансовой спекуляции, оффшорных зонах и т.п. Участники АТТАК также занимаются поддержкой различных инициатив на местном, национальном и межнациональном уровне в политических институтах. Огромное внимание уделяется и международной солидарности (обмен информацией, материальная помощь, координация действий). Наконец представители АТТАК участвуют во всех межнациональных встречах антиглобалистского движения. 

Российскому читателю будет интересно, что, несмотря на высказывания отечественных СМИ, члены АТТАК съезжаются на международные встречи за свой счет (и не всегда могут потом быстро уехать, так как могут возникнуть проблемы с деньгами). Средства организации используются только в целях солидарности с менее обеспеченными людьми АТТАК Франции (например, из движения безработных) или заграничных организаций (российская делегация ездила в Геную благодаря личным пожертвованиям рядовых членов АТТАК).

Движение АТТАК развивается очень динамично и пользуется огромной популярностью среди населения и даже среди СМИ, привлеченных зрелищными и мирными акциями АТТАК. Очень многие люди приобретают новое политическое сознание или вообще приходят к политике через общественную школу АТТАК. И если руководство АТТАК твердо держится на умеренных требованиях и умеренной тактике действия, многие рядовые члены радикалируются. Люди возмущаются очень конкретными проблемами (продажей в соседнем супермаркете генетически измененных продуктов или массовых увольнениях на соседнем прибыльном заводе), но они также с болью смотрят на обнищание населения Африки или на разрушение экономики России вследствие внедрения программы МВФ. Таким образом, укрепляется интернационалистическое сознание.

В развитие успеха французского АТТАК подобные движения создались во многих других странах (Аргентина, Бразилия, Бельгия, Италия, Швеция и т.п.). В России также образована ассоциация типа АТТАК (под названием «Демократический контроль») вокруг Школы Трудовой Демократии. При этом каждая национальная организация действует автономно, но все они координируют между собой работу.

АТТАК является одной из движущих сил антиглобалистского движения в том смысле, что активно выступает за сближение разных организаций для выработки общей платформы и стратегии и придерживается принципа четкого отмежевания от власти (от которой поступают уже предложения «социального партнерства» или «совместных консультаций»).

Радикальное крыло движения

Самые радикальные организации антиглобалистского движения стоят на последовательно принципиальных позициях. Некоторые из них встретились в Мехико в августе 2001, чтобы обсудить возможность общей работы. В это радикальное крыло входят, например, такие организации:

Via Campesina: объединение крестьянских организаций южных (Движение безземельных Бразилии, Ассамблея бедных Таиланда) и северных (Крестьянская конфедерация Франции) стран. Движение присутствует в шестидесяти странах и объединяет 50 миллионов людей. Оно выступает за биологически чистое и безопасное сельское хозяйство, за самодостаточное производство, и, что касается антиглобалистского движения, стоит на принципе создания «союза народов» в противовес международным институтам.

– Единый Центр Трудящихся Бразилии (CUT): боевой профсоюз, особенно сильный на юге Бразилии, где он составляет костяк организации Социального Форума Порто-Алегре.

Focus for the Global South: объединение разных общественных организаций Азии. Они ставят под вопрос легитимность международных институтов, и борются за их роспуск, критикуя тезис о том, что достаточно просто ограничить власть МВФ и ВТО.

Необходимо отметить нарастающее присутствие молодежи. Она организована по-разному, иногда просто создавая специфические отделения в уже существующих организациях (внутри АТТАК, например), иногда образуя свои самостоятельные движения, на базе собственных принципов, форм действия и т.п. Самые известные молодежные организации:

– «Reclaim the street» («Требуем улицу»): создавшись в Англии в 90-ых, на базе экологических движений, с тех пор оно расширило круг своих задач. Приверженцы радикальных форм ненасильственных прямых действий (блокады строек, уличные праздники, захват делового центра Лондона), они организованы в сети без единого центра. Считая действия организации недостаточно радикальными, часть активистов создала два новых движения: «Globalize resistance» (Глобализовать сопротивление) и «Drop the Debt» (Отменить долги).

– Студенческое движение Соединенных Штатов организовано в студенческих «кампусах», оно сначала выступало против практики университетов заказывать свитеры с университетской символикой компаниям, использующим детский труд южных стран. Многие университетские молодежные организации работают вместе с профсоюзами на этом поле. Они также образовали «Direct Action Network», организовавшую акции в Сиэтле.

– «Movimiento de Resistencia Global» (Движение глобального сопротивления, Испания): неформальное объединение разных молодежных организаций, в том числе движение «скваттеров» (действующее путем захвата  необитаемых квартир) и движение, организовавшее петицию за отмену долгов развивающих стран (1,1 млн подписей).

– «Tute Bianche» («Белые халаты», Италия): создались на базе  «социальных центров», то есть жилья охваченные бездомными или безработными и организованные на принципе самоуправления. Они выступают в белом за то, чтобы «невидимо стало видным» (то есть чтобы бедность и безработица пришли на повестку дня).

Стиль этих молодежных движений очень отличается от того у других организаций своей неформальностью, радикальными акциями, неприязнью по отношению к обюрократившимся и обуржуазившимся организациям протестного движения. Их члены – чаще всего безработные или люди, живущие от заработка к заработку, причем бессемейные, а потому очень мобильные. При этом надо отметить, что большинство из них все-таки согласны согласовывать свои действия с другими участниками движения. Кроме некоторых групп (в том числе и так называемого «Black Blocks» – «Черного Блока»), они входят в координационные комитеты, ответственные за организацию общих мероприятий.

Все вместе взятые, организации, составляющие радикальное крыло антиглобалистского движения, больше всего отличаются от обычных «негосударственных организаций», стоящих на более соглашательской позиции по отношению к международным учреждениям. Грубо говоря, можно выделить две группы таких «негосударственных организаций»: правозащитные (типа «Международной Амнистии») и организации в поддержку экономического развития стран третьего мира. И те, и другие склонны принять приглашения на дискуссии и переговоры с крупным бизнесом и его представителями, тем самым помогая создать видимость открытости и демократии.

Профсоюзы и антиглобалистское движение

Если можно считать антиглобализм слишком умеренным и реформистским движением в целом, то ответственность за это несут не только «негосударственные» или иные обуржуазившиеся организации, но также и профсоюзное движение. За некоторым исключением, профсоюзы смотрят весьма скептично на антиглобалистское движение и, если сближение происходит вообще, то крайне медленно. И дело не в том, что профсоюзы считают антиглобалистское движение слишком реформистским или оторванным от людей труда, а скорее в том, что большинство профсоюзов (и особенно межнациональных профсоюзных организаций) уже встроено в управление глобальной капиталистической системой через переговоры, трехсторонние комиссии и т.п.

Со времен мирового экономического кризиса 70-х годов профсоюзное движение ослаблено. Достаточно заметить, что с начала 60-х по начало 90-х годов западные профсоюзы потеряли почти половину своих членов. В главных индустриальных странах по окончании «золотого тридцатилетия» профсоюзы оказались втянутыми в систему «социального партнерства», то есть управляли системой вместе с правительством и предпринимателями. При этом большинство из них более склонны к сохранению ранее завоеванных гарантий, чем к борьбе за другие завоевания. После торжества ультралиберальной политики Тэтчер и Рейгана в 80-х годов и распада СССР, они еще и лишились идеологической ориентации. Поэтому большинство из них стоят на соглашательских позициях по отношению к правительственной политике либерализации, то есть к политике свертывания прав и гарантии трудящихся (требуя всего лишь ввести определенные ограничения). Поэтому большинство национальных профсоюзов оказывается не способно к борьбе против правительственной политики установления благоприятных условий для процесса капиталистической глобализации и для властвования ТНК ценой падения жизненного уровня и социальной защищенности тех же членов профсоюзов.

На межнациональном уровне картина не выглядит лучше. Тогда как капиталисты и прочие их помощники проявляют умение встречаться и договариваться, лидеры профобъединений с большим опозданием и нежеланием стремятся к организации профсоюзного движения в мировом масштабе и координации с антиглобалистским движением, предпочитая еще национальные выступления и борьбу в собственной одной стране.

Конечно, уже давно существуют международные объединения профсоюзов, но они пока действуют весьма формально и бюрократично. Самое большое из них – Международная Конфедерация Свободных Профсоюзов (МКСП). Имея 206 членских организаций (125 млн членов), она действительно является самым представительным объединением трудящихся в мире, оставляя далеко позади все остальные, особенно социальные общественные организации. Но при этом она весьма серьезно отстает от многих других организаций при оказании акций настоящей международной солидарности. Например, когда начался скандал с «Многостороннем соглашением об инвестициях» (AMI), выяснилось, что уже с 1995 года МКСП вела переговоры с представителями ОЭСР в рамках профсоюзного совета при этом учреждении. Значит, она была в курсе проекта, но предпочла просто вести переговоры, а не огласить содержание проекта народам и обратиться к другим общественным организациям. Но если такой подход весьма сомнителен на национальном уровне, он вообще неприемлем на уровне международном, поскольку переговоры ведутся с никем не избранными представителями и в полной тайне от общества.

Однако, судя по всему, быстрое развитие антиглобалистского движения, убедило руководство МКСП в необходимости сотрудничать с ним, и более активно охватить международное поле деятельности. Так, во время следующего «раунда» переговоров внутри ВТО, которые начнутся в Катаре в ноябре 2001 года, МКСП призывает к всеобщему профсоюзному дню действий 9 ноября с лозунгами против глобализации, поскольку последняя «приводит к снижению уровня защиты трудящихся и росту безработицы», «помогает богатым и бьет по бедным», «игнорирует демократию» и «разрушает системы образования и здравоохранения». Поэтому МКСП выступает за другую глобализацию, которая «выгодна всем людям во всем мире» и «обеспечивает настоящую общую справедливость и равенство».

По сравнению с МКСП Европейская Конфедерация Профсоюзов (ЕКП) проявляет большую осторожность в ее политике по отношению к антиглобалистского движения. Всего один раз она массовым образом мобилизовала своих членов, во время демонстрации в противовес саммиту правительств Европейского Союза, прошедшему в Ницце в декабре 2000 года. 
Кажется, сложно подтолкнуть такие огромные и обюрократившиеся организации к совместным действиям на международной арене. Тем более, что многие национальные профсоюзные организации еще соперничают между собой и не хотят принимать участие в каких либо действиях без общего согласия всех организаций входящих в международную конфедерацию.

Тем не менее, есть опыт успешного проведения другого рода международных акций солидарности, а именно, кампаний против той или иной транснациональной корпорации. Так, известны акции протеста против фирмы «Кока-кола» (за сохранение качественной и отечественной системы питания и против плохих условий труда) или кампании бойкота продуктов фирмы «Данон» (против проведенных ею массовых увольнений).

Конечно, при этом есть исключения. К ним могут быть отнесены, скажем, CUT (Единый центр трудящихся Бразилии), COSATU (Конгресс профсоюзов Южной Африки) или KCTU (Конфедерация профсоюзов Южной Кореи). Во всех случаях профобъединения не только вели борьбу на уровне предприятий, но и устанавливали прочные контакты с местными общинами, участвовали в выдвижении программ прогрессивных реформ, и, расширяя круг задач, существенно увеличили свою членскую базу. Не исключено, что одной из причин, стимулирующих профсоюзы Юга более энергично, по сравнению с профсоюзами Севера, участвовать в движении против капиталистической глобализации, является большее проникновение ТНК в экономику и большая экономическая и политическая зависимость национальных государств от международных финансовых институтов.

На Севере, однако, также происходят изменения. Так, в США на съезде АФТ–КПП 1995 года произошла смена руководства, и новые лидеры во главе с Джоном Свинни взяли курс на относительную радикализацию действий и расширение круга задач за пределы собственно профсоюзных. Массовые действия в Сиэтле во время сессии ВТО были бы невозможны без активного участия американских профсоюзов. Во Франции происходит быстрое развитие новых радикальных профсоюзов, в первую очередь SUD, стремящихся совместить решительные действия на производстве с борьбой за более справедливое мироустройство.

Социальный форум Порто-Алегре

В 2001 году антиглобалистское движение перешло от исключительно или почти исключительно критики к выработке собственной программы – альтернативы политике ВТО и МВФ. В феврале 2001 года в бразильском городе Порто-Алегре состоялся международный форум, в котором приняли участие 10 тысяч человек – активистов профсоюзного, экологического, крестьянского, антивоенного движений. Это были служащие, рабочие, парламентарии, ученые, крестьяне, студенты – в общем, самые разные люди, объединенные общей целью – остановить безудержное наступление мирового капитала на человечество.

В рамке социального форума Порто-Алегре участникам удалось договориться и сблизить свои позиции. Несколько общих заявлений были приняты: одно социальными движениями из радикального крыла движения, одно парламентариями (в том числе и из Европарламента), и одно молодежными организациями. Содержание этих заявлений очень широкое и абстрактное, но главное – был предпринят первый шаг к выработке общих программных принципов и программы действий.

Сам Порто-Алегре символизировал положительную альтернативу якобы не имеющей других вариантов политике ВТО и МВФ. Достаточно своеобразно управляемый последние 12 лет левой коалицией во главе с Партией трудящихся (ПТ) город весьма активно развивался в самых различных областях (содержание жилищного фонда, общественный транспорт, культурно-просветительная система, пути сообщения и дороги, канализационная система, диспансеры и больницы, сбор хозяйственных отходов, защита окружающей среды, строительство социального недорогого жилья, борьба с неграмотностью, обеспечение безопасности и т.д.). Причина успеха заключается в не имеющем прецедентов демократическом распределении бюджета, позволяющем жителям различных районов вполне конкретно и равноправно принимать решения о выделении муниципальных средств. То есть решать, какие именно коммунальные сооружения они желали бы построить или улучшить и отслеживать продвижение работ и прохождение соответствующих платежей. Таким образом, незаконное расходование средств, хищения или же злоупотребления становятся невозможными, а капиталовложения точно соответствуют пожеланиям большинства населения того или иного района. Необходимо подчеркнуть, что этот политический опыт проводится в условиях полной демократии и свободы, в условиях конфронтации с крепкой правой политической оппозицией. Причем ПТ не контролирует ни местных ежедневных изданий, ни радио, ни тем более телевидения, находящегося в руках у крупных медиа-холдингов – союзников местного патроната, враждебно настроенного к Партии трудящихся. Более того, будучи обязанной соблюдать федеральную Конституцию Бразилии, ПТ имеет весьма ограниченное поле политической автономии и не может действовать исключительно по своему усмотрению, в частности, в области налогообложения. Но жители города настолько довольны, что в октябре 2000 года кандидат от ПТ был переизбран мэром большинством в 63% голосов.

Генуя

С 19 по 21 июля состоялись манифестации, сопровождавшиеся проведением социального форума, в итальянском городе Генуе. Эти события были приурочены к встрече «Большой Восьмерки». На этот раз выступление антиглобалистского движения отличалось массовостью (300 тыс. участников демонстрации), радикализмом со стороны протестующих, и жестокостью и провокациями со стороны полицией. Впервые полицией был убит человек (молодой профсоюзный активист Карло Джулиани). Вопрос о насилии внутри антиглобалистского движения спорен. Большинство организаций выступает за ненасильственные методы сопротивления (общий лозунг: ненасильственное гражданское неповиновение). При этом некоторые организации (вроде АТТАК) избегают столкновения с полицией, а другие (например, «Tute Bianche») вообще идут с ней на контакт. Но нарастает число людей (особенно среди молодежи), не согласных с таким подходом и считающих, что ненасильственная борьба не достигнет никогда своих целей. Они объединяются в так называемые «Black Blocks» и дерутся с полицией, с целью любым способом сорвать проведение официального саммита. Так получилось и в Генуе, с тем минусом, что акты насилия не всегда были направлены против представителей правящих групп. Некоторые отряды погромили заведения, мало имеющие отношения к корпоративной собственности (множество маленьких «фиатов» было сожжено).

Тем не менее, можно считать, что борьба закономерно ожесточается поскольку, с другой стороны баррикады, полиция принимает запрещенные меры к любой демократии, пусть формальной. Полицейские и карабинеры избили и задержали сотни невиновных людей и провоцировали манифестантов на нападение. Очень тревожным является тот факт, что полиции стран Европы и Америки вырабатывают план координации с целью бороться против антиглобалистского движения.

Более того, после событий 11 сентября в Нью-Йорке почти все средства информации выдвинули версию о том, что террористические акты могли быть организованы антиглобалистами.

Нарастающий радикализм манифестантов чувствуется повсюду – гневными лозунгами, агрессивным настроением и переходом от оборонительных акций к наступательным. Это ответ на провокации полиции и позицию глав государств. Тем более, что даже убийство не заставило «правящих миром» прекратить свою встречу и выйти на контакт с протестующими. 

А то, что они не принимают во внимание требования масс людей, не вызывает сомнения. Да, они сообщают прессе и общественному мнению, что встречаются для  решения экономических, социальных и экологических проблем, связанных с глобализацией. Но какие конкретные меры были на самом деле приняты? – Не было достигнуто соглашение об общей политике в защите окружающей среды от «газовых паров с парниковым эффектом». Зато было создан фонд поддержки систем здравоохранения с объемом 1,3 млрд долларов – капля в море по оценкам всех общественных организаций, работающих в этой области.  Еще было списана часть долгов самых бедных стран в размере менее 1% от всего объема международных долгов, что всего лишь позволило этим странам продолжить возвращение остальных кредитов без объявления о собственном банкротстве.

Менее представительно, но показательно на фоне традиционного отсутствия представителей из бывшего СССР в международных акциях протеста выглядит поездка российско-украинской делегации из 50 человек в Геную. Сам факт их участия вызвал огромный интерес как у других демонстрантов, так и у журналистов. Вообще, западные прогрессивные организации озабочены тем, что этот регион мира остается вне общего движения. Поэтому они и отреагировали с энтузиазмом на призыв к международной солидарности, направленный инициаторами поездки. Особенно помогла АТТАК Франция, в частности, ее рядовые члены, что является хорошим знаком интернационалистских настроений. Российская делегация состоялась из больше чем 40 человек, представлявших Соцпроф, «Защиту», Сибирскую Конфедерацию Труда, Единство АвтоВАЗ, профкомы ТМЗ, ЯЗТА, Комбината цветной печати и других предприятий, «Независимый Женский Форум», Ассоциацию в защиту животных, Общество в защиту детства, участников против повременочной кампании, антивоенной кампании и кампании за прогрессивный КЗоТ, общества «Демократический Контроль», «Ассоциации ученых за демократию и социализм» и т.п.

Разнообразный состав и разнородность политических ориентаций вызвали бурные споры в течение всей поездки. Но итоги участия, в общем, оказались положительны. Члены делегации впервые смогли общаться с таким широким кругом представителей разных организаций. По их собственным словам, они получили опыт уличной борьбе в стиле антиглобалистского движения и убедились в том что, несмотря на разношерстный характер движения, люди умеют объединяться друг с другом. Положительно и то, что СМИ, включая российские, освещали присутствие российской делегации. И показательно, что участники поездки смогли найти общую платформу по ряду общих позиций (КЗоТ, война в Чечне, финансовая глобализация). К отрицательным моментам, на наш взгляд, можно отнести нетоварищеское и авторитарно-бюрократическое поведение некоторых участников и попытки использовать поездку исключительно для развития отдельной собственной партии либо профсоюза. Но это был первый шаг и, если ошибки будут учтены, их повторения удастся избежать.

Каковы перспективы антиглобалистского движения в России?

Россия сегодня является одним из наиболее масштабных полигонов международных финансовых институтов по либерализации экономического и политического пространства. До приватизации школ, как в Великобритании, дело еще не дошло, но зато государство, впервые, наверное, в истории развитых стран, взяло на себя роль биржевого игрока, введя накопительную пенсионную систему с правом государственного Пенсионного Фонда без ограничений вкладывать средства в финансовые спекуляции.

Кто может этому противостоять? Весьма сомнительно, что националистические силы. Их опора – национальный бизнес – практически размыта, если не считать отдельных предпринимателей среднего пошиба. Капитал интернационален, особенно сегодня, и российский капитал, в частности. Оффшорные зоны и политика снижения налоговых платежей для него являются желанной средой обитания, ради достижения которой все средства становятся уместны. Кроме того, правительство Путина-Касьянова, компрадорское по сути, выглядит национальным по форме, что вообще лишает русских националистов своего лица. С приходом Путина к власти Зюганов стал не нужен.

На наш взгляд, противовесом политике капиталистической интеграции России может быть только широкое социальное движение интернационалистского и левого направления, укоренное в активистской среде рабочих и общественных организаций России. Это, в первую очередь, рабочие профсоюзы, родившиеся в 90-е годы, прошедшие крайне трудный опыт противостояния административной машине, путь забастовок, перекрытия дорог, оккупационных стачек, путь увольнений, судебных преследований, избиений и убийств рабочих активистов. Думается, что независимо от личной позиции руководителей российских объединений рабочих профсоюзов, на уровне профкомов предприятий настроение достаточно радикальное. Иначе, в условиях постоянного напряженного противостояния, и не может быть.

Затем, в России образовался целый ряд общественных движений, возникших вокруг конкретных проблем – экологических, пенсионных, антивоенных и т.д. В подавляющем большинстве – даже сложно подобрать исключение – эти проблемы производны от политики международных финансовых институтов вообще и международных спекулянтов в частности. Так, вызывающее буквально возмущенную реакцию большинства людей намерение правительства перейти на повременную оплату телефонных услуг главной причиной имеет рост дивидендов Дойче-банка и Джорджа Сороса как крупных акционеров компании «Связь-информ». Далее, рост тарифов на лифты происходит не без влияния кампаний OTIS и KONE, контролирующих большинство лифтовых организаций России и платящих рабочим буквально копейки (300–400 рублей в месяц). Ключевую роль в кампании против повышения налогов на пиво сыграла шведская кампания «Балтика», буквально купающаяся в деньгах, и т.д. и т.п. Российское общество медленно, но неуклонно начинает обращать на это внимание. И, несмотря на полурепрессивный политический режим, вводимый в настоящее время Кремлем, перспективы объединения радикальных рабочих, пенсионных, правозащитных, экологических и им аналогичных организаций в единое антикапиталистическое движение в России есть.

Сегодняшняя ситуация в нарождающемся российском антиглобалистском движении выглядит следующим образом:

– Инициативная группа для создания движения «Социальное действие». Идея родилась вследствие поездки в Геную. Группа включает в себя активистов профсоюза «Защита» (О. Шеин, С. Сычев), политической организации «Социалистическое сопротивление – Комитет за рабочий интернационал» (И. Будрайтскис, Т. Цылютина) и организацию «Альтернатива» (А. Бузгалин, Л. Булавка). Это движение видится как широкое левое антикапиталистическое объединение людей из разных организаций. Планируется вести пропагандистскую работу и инициировать общественные кампании, первая из которых будет направлена против вступления России в ВТО. В связи с этим организуется день протеста 9 ноября (объявленный как всемирный день сопротивления ВТО), совместно с коалицией свободных профсоюзов, борющихся за прогрессивное законодательство о труде. Принципы построения движения предполагаются как глубоко демократичные (на основе самостоятельных местных комитетов), открытые (в рамках принципиального интернационализма и оппозиции либеральному курсу реформ) и коллегиальные (на основе принципа сопредседательства);

– АТТАК России (под названием «Демократический Контроль») уже создан, в основном вокруг Школы трудовой демократии. Он объединяет марксистских ученых (И. Мысляева, Г. Ракитская и Б. Ракитский), некоторых руководителей «Всероссийской конфедерации труда» (Б. Кравченко и А. Иванов), а также Независимый женский форум. В рамках этой организации ведутся научно-общественные конференции и информационная работа среди профсоюзных активистов, входящих в сеть Школы трудовой демократии.

Представляется важным установление горизонтальных связей российских активистов и активистов стран Запада. Например, российский комитет против накопительной пенсионной системы следует вывести на французский, профсоюзы «Защита» и свободный профсоюз московского и ленинградского метро – на профсоюзы работников метро Лондона и Парижа и т.д. Все это имеет не символическое, а вполне практическое значение. Последние 15 лет власть в России постоянно ссылалась на зарубежный опыт, объясняя причины и необходимость реформ. Правда, вначале это был опыт США и Нидерландов, а сейчас в качестве примера приводится Мексика и Нигерия, но, тем более, своевременным становится открытие правды о жизни на Западе для российских граждан. И еще. Если Казахстан в политике либерализации был полигоном, результаты опыта на котором впоследствии были опробованы в России, то Россия, возможно, является полигоном для проведения реформ в развитых странах. Так что обмен информацией становится весьма актуальным.

Что же до политических принципов антиглобалистского движения в России, то они видятся следующими:

1. Расширение политических свобод (профсоюзы, забастовки, митинги, слово, самоопределение);

2. Расширение социальных прав (темы дня – пенсионная, трудовая реформы, чуть меньше – повременка)

3. Экология (ввоз ядерных отходов, строительство предприятий по переработке химического и прочего оружия без необходимых систем безопасности и проч.) 

4. Перераспределение общественного богатства в пользу трудящихся (это к вопросу о долгах, налоговой шкале и т.д.).

5. Глобализация «снизу» (то есть международная солидарность между трудящимися) против капиталистической глобализации.

Представляется действительно крайне важно объединиться и вести общую борьбу против новой мировой капиталистической системы. Мировой рынок находится на такой стадии, что лишь коренная ломка всей социальной системы может противостоять политике финансовых спекуляций и биржевых игр за счет обеднявшихся масс.