(печатается с незначительными сокращениями)

Kollo d`Herbois

Классовая борьба в ОАО «Морпорт Санкт-Петербург»

Рабочий профсоюз

Более десяти лет рабочие «Морского порта «Санкт-Петербург»» организованно отстаивают свои права и интересы, условия и оплату труда. В отличие от многих других отрядов рабочих, докеры питерского морпорта еще с начала 1990-х годов не дали хозяевам ухудшить положение рабочего класса, развалить порт. Этого они добивались с помощью сплоченной организованной борьбы, используя важнейший инструмент в классовой борьбе с капиталистами – рабочий профсоюз. Профсоюз питерских докеров всегда славился своей боевитостью и последовательностью в защите рабочих интересов, это один из сильнейших профсоюзов в России. Грамотно поставленная работа профсоюза, который использовал все существующие возможности и права, предоставляемые буржуазным трудовым законодательством, его принципиальность в борьбе и высокий авторитет среди рабочих были гарантией успеха рабочего дела. Администрация порта, по обыкновению, будучи бессильна перед организованными рабочими, пускала в ход все средства – от попыток прямого подкупа рабочих и профактивистов до прямого физического насилия и уголовного подлога.

Борьба за рабочий колдоговор

До июня этого года в стивидорных ( то есть погрузочно-перевалочных; ОАО «Морпорт СПб» включает в себя несколько компаний-ЗАО: «ПерСтико», «ВСК», «ПКТ», «ЧСК», «Нева-Металл»...) компаниях ОАО «Морпорт СПб» действовали коллективные трудовые договоры, заключенные в упорной борьбе с администрацией и реально защищающие интересы и права, условия и оплату труда докеров. Профсоюз порта заблаговременно начал работу по подготовке к перезаключению колдговоров: еще в январе 2003 года совместно с администрацией порта была создана «Рабочая группа по выработке единообразных положений, которые будут в обязательном порядке признаваться сторонами при предстоящем заключении колдоговоров». Профсоюзом был подготовлен единый проект колдоговора, который был вынесен на рассмотрение Рабочей группы. Однако у хозяев трех компаний – ПерСтико, ВСК и ЧСК – было свое отношение к колдоговору: они с самого начала коллективных переговоров начали «гнуть палку» в свою сторону. В намерения работодателя порта не входило продлевание действия колдоговора, невыгодного ему. Администрацией был предложен свой, заведомо неприемлемый вариант колдоговора, который не предусматривал улучшения положения рабочих по сравнению с условиями, гарантированными еще действующими колдоговорами. Напротив, проект колдоговора, навязываемый администрацией, существенно ухудшал положение рабочих. Коллективные договоры по проекту профсоюза, улучшающие положение работников, были перезаключены лишь в двух компаниях – ЗАО «Первый контейнерный терминал» (ПКТ) и ЗАО «Нева-Металл». В этих же компаниях профсоюз добился заключения Положения «О порядке повышения уровня реального содержания зарплаты работников», за заключение которого профсоюз боролся более пяти лет...

Рабочий профсоюз против капитала

В трех остальных стивидорных компаниях борьба за заключение рабочего колдоговора продолжалась. Администрация ЗАО «ПерСтико», «ВСК» и «ЧСК» настаивала на своем проекте. То, что именно в этих компаниях администрация не хотела идти на уступки рабочим, связано непосредственно с вопросом собственности: акции этих трех ЗАО принадлежат датской Jysk Stalindustry Aps, владельцем которой является группа олигарха Владимира Лисина (две другие компании, в которых колдоговор был перезаключен на условиях профсоюза, принадлежат группам Южилина и Мордашова...). За все время коллективных переговоров администрация этих трех компаний давала понять, что она не пойдет на уступки, даже если рабочие будут бастовать, что компромисс с профсоюзом невозможен ни при каких условиях – при том, что руководство компаний прекрасно понимало, что рабочие и их профсоюз не согласятся на колдоговор, существенно ухудшающий их положение, Казалось, руководство нарочно провоцировало профсоюз на более радикальные действия. Уже в июне 2005 года переговоры профсоюза с администрацией заходят в тупик, и докеры переходят к более решительным действиям – они начинают «итальянскую» забастовку, работая строго по установленным правилам и инструкциям. Но администрация, несмотря на показную истерику по поводу убытков из-за забастовки рабочих, не стала выказывать желания идти на переговоры по заключению колдоговора.

Основные пункты борьбы профсоюза докеров

Чтобы было понятно, из-за чего собственно весь «сыр-бор», остановимся на главных пунктах разногласий рабочих с администрацией. Дело в том, что проект колдоговора, навязываемый хозяевами, имел две основных задачи: разоружить и обезвредить профсоюз как боевой орган рабочего коллектива и значительно ухудшить нормы оплаты и охраны труда. Обе эти взаимосвязанных задачи подчиняются одной очевидной и «законной» для любого капиталиста цели увеличить выжимаемую из труда рабочих прибавочную стоимость за счет сокращения расходов на переменный капитал – оплату труда, охрану и защиту труда, расходы на лечение профболезней и травм и т.д., и т.п. Естественно, что для того, чтобы добиться этой цели, администрации необходимо прежде всего обойти главное препятствие – профсоюзный орган рабочих. Согласно старым действующим колдоговорам, все вопросы по изменению нормирования труда, увольнению и сокращению рабочих решались через процедуру согласования с профсоюзом. Поэтому в проекте администрации процедура согласования была заменена на так называемый «учет мнения» профсоюза – форму, установленную новым Трудовым кодексом РФ, существенно сузившим права и полномочия профсоюзов. Заменив обязательное согласование существенных вопросов регулирования трудовых вопросов на «учет мнения», администрация развязывает себе руки. – Теперь можно по своему усмотрению увольнять рабочих, сокращать штаты, повышать нормы труда, оставив норму оплаты на прежнем уровне и т.д. Понятно, что при «учете мнения» профсоюза этот орган рабочих превратился бы в беспомощное, чисто символическое учреждение, неспособное защитить интересы трудового коллектива. Капиталист мнение учитывает, да свои делишки проделывает, и никто более ему не указ. Вот один только пример: уже после истечения срока действия старого колдоговора, поскольку уже ни с кем согласовывать не требовалось, администрация попыталась на практике испытать свою власть: она решила лишить рабочих спецодежды! Представляете себе докера без каски, спасательного круга и .т. п. спецснаряжения. А ведь все это лишние расходы для капиталиста! Почему бы не получить «лишнюю» травму или потонуть «лишнему» докеру – как бы не было лишней траты капитала из кармана хозяина! Только «учитывая», то есть плюя на мнение рабочих, администрация легко может и понизить зарплату до нищенского уровня или выкинуть любого работника на улицу – и никаких тебе профсоюзов!

Механизм, опережающей (инфляцию) индексации зарплаты и повышение норм оплаты труда, – другой важный пункт борьбы докеров. Согласно Положению, разработанному профсоюзом, предусматривалось специальная процедура увеличения зарплаты. Такое Положение профсоюзом уже было подписано на одной из компаний морпорта, в ЗАО «ПКТ». Еще один существенный пункт разногласий с администрацией – пресловутый 1% . Хозяева пытались использовать этот пункт для обмана рабочих, они демагогически заявляли им: «мы хотим повысить вам зарплату на 1%, а профсоюзы против, они хотят оставить эти деньги себе!». На самом деле 1% зарплаты только членов профсоюза (а вовсе не всех рабочих, как бесстыже врали хозяева) добровольно перечислялся ими в специальный профсоюзный фонд. Из этого фонда финансировались расходы на санаторно-курортное лечение и отдых, различные спортивные и культурные мероприятия для рабочих. И вот администрации приспичило отнять этот 1% дабы повысить рабочим зарплату! Какое великодушие со стороны капиталиста!

Классовая борьба превращается в «публичное» событие

Во время «итальянской» забастовки, вместо ожидаемого смягчения позиции хозяев, последние все больше ужесточают свои позиции. Администрация организовала массированное наступление на рабочий профсоюз. У профсоюза была отключена телефонная связь, отнят служебный автомобиль (Да! Прилагательное «боевой» для профсоюза докеров употребляется не для красного словца – благодаря своей прежней борьбе они многого добились. И автомобиль для профсоюза – как говорится, вовсе не роскошь...) и был поставлен ультиматум покинуть занимаемое профсоюзом помещение в срок до 21 августа. Одновременно с этим «работодатели» идут «в народ»: группа менеджеров из администрации встречаются с рабочими, якобы для проведения «соцопроса» и «разъяснительной работы». Рабочих пытались убеждать в том, что... предлагаемый администрацией колдоговор «более реальный», а профсоюз «упирается только потому, что колдоговор попросту ущемляет интересы корыстной профбюрократии». Для давления на рабочий профсоюз капиталисты стали использовать и такой на первый взгляд безотказный рычаг, как СМИ. В целом ряде продажных питерских газет стали публиковаться проплаченные статьи, в которых администрация поливала грязью и откровенно клеветала на профсоюз докеров.

В первую очередь благодаря статьям в бесплатной газете «Метро» (еженедельный тираж 400 000 экземпляров), питерские обыватели узнали о том, что в городе существует какой-то зловещий рабочий профсоюз докеров, который встал поперек горла у администрации. По методу «от противного», обыватель, прочитав статьи продажного буржуазного писаки, вдруг узнал о таких важных вещах, как «колдоговор», «классовый профсоюз», «борьба за улучшение условий труда», «за повышение зарплаты»... – и все это не путем челобитных писем губернатору и президенту, и даже не с помощью голодовок и самосожжения рабочих, а через организованную борьбу через профсоюз. После проплаченных публикаций в газетах, борьба докеров уже стала известна всем жителям мегаполиса. Попытка администрации очернить профсоюз в СМИ ударила бумерангом не только по ней самой, а по всем капиталистам: единичный случай классовой борьбы на отдельном предприятии вдруг стал публичным достоянием всего города. Что касается обвинений и откровенной клеветы в адрес профсоюза докеров, то капиталисты и тут добились обратного – откровенная ложь восстановила против администрации не только большинство рядовых рабочих Морпорта, но и возмутила наиболее сознательный пролетариат Питера...

В чем обвиняли и обвиняют докеров и их профсоюз?

К сожалению, не только часть рядовых филистеров, но и многие люди, претендующие на то, чтобы быть «активными борцами против капитала», в ходе борьбы докеров в течение этого лета-осени часто показывали вопиющую неосведомленность в положении рабочих-докеров. Именно на эту неосведомленность и плоскую обывательскую посредственность делали ставку капиталисты, пуская в ход иезуитскую клевету против профсоюза докеров. В первую очередь говорят о высоких зарплатах докеров: мол «зажрались ребята, и так приличную зарплату получают, а еще требуют побольше!». Прежде всего, надо сказать, что высокие зарплаты докеров – миф, распространяемый буржуазной прессой. Нужно иметь особо извращенное буржуазным обманом воображение, чтобы представить рабочего с достойной зарплатой, который пойдет на забастовку с требованием повышения оплаты труда. – Ведь в ходе забастовки у докера, оплата труда которого в основном производится по «сделке», зарплата как раз понижается. Пойдет ли на забастовку рабочий, которому есть что терять? Другой прием в идеологической борьбе буржуазии против рабочих – попытка очернить профсоюз, противопоставить профсоюз рабочим, демагогически обвинив руководство профсоюза в коррумпированности и продажности, что мол профактивисты жируют за счет взносов рабочих и паразитируют на классовой борьбе. Используя исторические условия классовой борьбы русских рабочих, то есть огосударствление профсоюзов в СССР, когда они защищали интересы работодателя, но не рабочего, и современную продажность наследников советских бюрократических профсоюзов – ФНПР, – используя все это, буржуазия не гнушается вовсе опорочить саму идею защиты классовых интересов рабочих посредством профсоюза. Профсоюз, с этой точки зрения, сам по себе есть порочная организация, которая только и может, что паразитировать на труде рабочих, а если иногда и может защищать интересы, то все равно рано или поздно обюрократится и продастся. На фоне некоторой радикализации независимой рабоче-профсоюзной борьбы эта нотка сегодня становится весьма популярной и востребованной в буржуазной пропаганде. И эта нотка о профсоюзах находит умилительный отклик среди некоторой части сугубо «ррреволюционных» организаций России, для которых всякая борьба рабочих за улучшение и отстаивание своего экономического положения посредством профсоюзов есть всего лишь «экономизм» и «тред-юнионизм». По-видимому, эти «революционные господа» думают, что рабочий, не умеющий и не желающий организованно бороться за свои непосредственные насущные экономические интересы, «вдруг» пойдет на баррикады «свергать власть капитала»... Много говорят также о заработках лидеров профсоюза докеров. По слухам, они получают 2000 $! Интересно, что когда я спрашивал у людей, откуда такие сведения, в ответ слышал «так писали в такой-то газете...». Вряд ли имеет смысл опровергать откровенную глупость. Очевидно однако, что находятся люди, которые все же попадаются на буржуазную уточку...

Комитет солидарных действий. Классовая поддержка рабочих

Когда борьба с администрацией достигла накала, профсоюз докеров обратился к рабочим и профсоюзным организациям за помощью. Письма солидарности от профсоюзных и общественных организаций приходили из разных уголков России и мира. Значительную помощь в этом оказали докерам Объединение рабочих профсоюзов «Защита Труда», Федерация профсоюзов России и Институт Коллективных Действий.

На призыв к солидарности откликнулись также профсоюзы Питера. Несколько независимых (от буржуазии и продажной профбюрократии) профсоюзов объединились, чтобы солидарно поддержать борьбу докеров. Большинство профсоюзных активистов, собравшихся вместе для помощи докерам, – это люди, прошедшие через ожесточенную классовую борьбу в 1990-е годы. Конфликт в морском порту был лишь поводом, сигналом для того, чтобы консолидировать свои силы и действия. По классической схеме происходило развитие солидарных действий наиболее сознательной части питерского пролетариата: от робких и осторожных попыток отдельных активистов «собраться вместе и обсудить» до непосредственного оформления в пролетарский орган для солидарных действий с четко поставленными целями и задачами. Первоначально в движении участвовало немалое количество профсоюзов Петербурга, а в ходе дальнейшей борьбы из их числа отсеялся наиболее активный костяк из нескольких независимых профсоюзов, которые собственно и начинали дело. И только после нескольких совместно организованных акций профсоюзные активисты решились, как говорится, «обюрократиться» – оформиться в орган для достижения определенных целей. Это орган был назван Комитетом Солидарных Действий (КСД) и был основан следующими профсоюзами и общественными организациями: · Профсоюз работников ТЭК; · Профсоюз работников ГУП «Водоканал»; · Профсоюз бортпроводников; · Профсоюз летчиков «Пулково»; · Профсоюз локомотивных бригад железнодорожников; · Петербургская юридическая организация «Эгида»; · Марксистская группа «Рабочая демократия».

Комитет развернул активную кампанию солидарности с бастующими докерами. Были распространены тысячи листовок у заводских проходных и станций метро. Пресс-конференция КСД, на которой профсоюзные организации заявили о возможности пойти на «радикальные действия для поддержки докеров, вплоть до тотальной блокады администрации порта», прогремела на весь город (отчеты из пресс-конференции показали даже по ТВ-каналам города). 19 августа КСД организовал пикет против выселения профсоюза докеров из занимаемого помещения. Это была первая публичная акция у морпорта в защиту профсоюза… Профком администрация так и не решилась выселить...

Бессрочная забастовка...

В течение июля – начала августа администрация порта все еще отказывалась принимать условия профсоюза докеров, тормозила переговорный процесс или вовсе отказывалась от переговоров. В начале августа докеры заявили о намерении начать бессрочную забастовку. Конференции работников всех трех ЗАО («ПерСтико», «ВСК» и «ЧСК») одобрили работу профсоюза и объявили бессрочную забастовку. В постановлениях конференций было установлено начать забастовку с частичной приостановкой работы – до 90% рабочего времени. При этом полностью была прекращена работа по перевалке и обработке грузов, прямо или косвенно принадлежащих основному собственнику ЗАО – компании Jysk Stulindustry ApS. Профсоюзом были предприняты меры по борьбе с штрейкбрехерством, нарушениям «трудовой дисциплины» и общественного порядка. Вообще, нужно отметить весьма грамотно поставленную работу профсоюза по подготовке и проведению забастовки.

В проведении агитации и пропаганды, в сплочении рабочего коллектива несомненно сильную роль сыграл также печатный орган профсоюза – газета «Докер», – который распространялся бесплатно не только среди работников-докеров, но и по всему городу – среди профактивистов, в рабочих коллективах и общественных организациях.

Революция, о которой так много говорят...

Более успешной (хотя профком администрация так и не решилась выселить) с точки зрения организованности была другая акция КСД, которая прошла у ворот морского порта 30 августа, в день начала бессрочной забастовки докеров. Несмотря на запрет городской администрации, акция все же была проведена под видом «встречи избирателей с депутатом Госдумы», членом РКРП В.Тюлькиным из фракции КПРФ. По сути, этот митинг должен был показать силу и сознательность питерских рабочих как класса, их понимание свои классово общих интересов с докерами. Но реальность не столь радужна, как мы того желали бы. К сожалению, митинг смог собрать всего около двух сотен человек – реальный уровень классовой сознательности и солидарности питерского пролетариата (если вычесть организационные возможности КСД и неблагоприятные «специальные условия» в виде «дачного сезона»). Такова действительность, и с ней надо считаться. И эта объективная действительность положения рабочих как класса – главный судья в отношении той дотошно модной игры в революцию, в которую так самозабвенно играет российский «левый» политмолодняк. «Революция» превратилась ныне в навязчивую идею, в наваждение, от которой обыватель вряд ли может спрятаться даже в своем «Доме-2». «Революция» везде и всюду! И чем менее есть основания о ней говорить, тем более чаще мы слышим «революция» из уст политических филистеров и технологов... По этому поводу здесь будет уместно лишь отметить, что пока в России не будет пролетариата как класса, объединенного в своих классовых организациях (профсоюзах, советах, забасткомах, рабочих союзах и т.п.), и пока этот класс не создаст свою отличную и независимую от других классов политическую партию, –до этих пор все разговоры о революции и «революционности» будут или мелкобуржуазной демагогией, или, что еще хуже, откровенным политическим обманом. Так называемый «экономизм» или «тред-юнионизм», как ни плох он с точки зрения «абсолютных», конечных целей общепролетарской политики, и как бы он ни противоречил светлым догматам высокой теории, – тред-юнионизм этот есть объективно неизбежный этап в развитии классовой борьбы в сегодняшней России в ее конкретно-исторических условиях. Однако безусловно, что работа в профсоюзах, защита экономических интересов рабочих не может стать самоцелью для марксистов. Коммунистическая политика в действительности как раз и означает шаг и шаги к социалистической революции через повседневную борьбу на «идеологическом» и практическом фронтах, используя абсолютно все средства, которые реальность капитализма нам предоставляет. А в политике, как и везде в объективной действительности, существует своя особенная иерархия целей и средств, органически взаимосвязанных друг с другом. Это означает, помимо всего, что так называемая «тред-юнионистская» деятельность марксистов есть лишь подчиненный момент в общей политике пролетарской организации. Разумеется, невозможно говорить о коммунистической политике в профсоюзах и с рабочими вне и вопреки одновременной с этой «экономической» защитой пролетариата пропагандой и агитацией за революционный переворот в способе производства, за уничтожение все системы наемного труда и капитала. Именно отсутствие этого, так сказать, «коммунистического» условия характерно для деятельности большинства «левых» организаций зарубежных стран передового капитализма – и здесь мы имеем самый что ни на есть реформизм и оппортунизм... В России же, в условиях, когда рабочие совершенно бесправны и бессильны перед произволом капиталистов, о таком «реформизме» приходится только мечтать – было бы хоть некое подобие организованного рабоче-профсоюзной борьбы!

Относительные итоги борьбы докеров

Бессрочная забастовка докеров в начале проводилась в режиме приостановки работы по 1,5-3 часа в день каждой рабочей сменой. Однако уже через неделю докеры были вынуждены ужесточить забастовку. Они предупредили администрации о увеличении времени забастовки и возможности полной остановки работы. Только тогда начались подвижки в переговорах между профсоюзом и администрации. К 14 сентября профсоюз и администрация уже пришли к предварительным договоренностям. Забастовка докеров была приостановлена после подписания соглашения между администрацией и работниками. Администрация согласилась подписать колдоговор на 2005-2008 года, идентичный по содержанию прежде действовавшему колдоговору, с приложениями к нему. По существу, это означало победу докеров. Но победу с некоторыми не малозначительными оговорками. Во-первых, профсоюзу не удалось оставить в силе процедуру согласования по всем вопросам регулирования труда: стороны договорились, что до 01.07.2006 по вопросам установления и пересмотра норм труда работников будет применяться процедура учета мнения профсоюза, вместо ранее действующей процедуры согласования. В июне же 2006 года будет решен окончательно вопрос о дальнейшем применении процедуры «учета мнения». Тем не менее в соглашении профсоюз предусмотрел механизм компенсации снижения величины оплаты труда в случаях пересмотра норм труда; а также было оговорено, что по каждой технологической схеме, применяемой в организации, нормы труда могут пересматриваться не чаще одного раза в год. Во-вторых, вопрос с пресловутым 1% также был решен в компромиссном варианте созданием специальной целевого фонда и постоянно действующей комиссии, которая предоставляет на утверждение конференции работников сметы расходов. Непосредственное же расходование средств фонда осуществляется администрацией по представлению комиссии и в соответствии с устанавливаемым конференцией работников Положением о порядке расходования средств. В-третьих, в новый колдоговор профсоюзу удалось внести немаловажный пункт: «Вновь заключаемый колдоговор должен улучшать положение работников по сравнению с ранее действовавшим колдоговором».

Таким образом, можно сказать, что докеры одержали лишь относительную, но все-таки победу в борьбе за колдоговор.

Что дальше?

Итак, докеры приостановили забастовку. Однако коллективный трудовой спор еще продолжается, а докеры юридически еще не прекратили забастовочное состояние. На сегодня осталось еще два вопроса, после разрешения которых профсоюз согласен полностью прекратить забастовку. Во-первых, это вопрос о порядке повышения реального содержания зарплаты и новое пересмотренное положение о премировании работников. Во-вторых, докеры требуют заключения соглашения «Об обеспечении условий деятельности... профсоюза докеров». Лишь после урегулирования этих двух вопросов коллективный трудовой спор в порту будет прекращен (по предварительным сведениям, эти вопросы должны будут разрешиться до января следующего года). Если же администрация не согласится подписать соответствующие положения, докеры возобновят забастовку.

Докеры подают пример...

Борьба докеров, которая еще продолжается, стала своеобразным компасом и индикатором классовой борьбы в Петербурге. Она прежде всего показала, что только организованный в сильный и независимый профсоюз рабочий класс способен реально отстаивать свои интересы. На фоне относительной активизации свободных профсоюзов за этот год нарочитая пассивность самой крупной профсоюзной монополии в России – ФНПР более чем примечательна. Излишне даже сказать, что для ФНПР никакой забастовки докеров как бы и не было... В Петербурге всероссийскую акцию протеста бюджетных работников 12 октября ФНПР не только не «проспала», но попыталась ее полностью нейтрализовать. В Питере не было уличных акций протеста, митингов и пикетов. ФНПРовские чиновники были довольны тем, что смогли загнать протест в уютные актовые залы «Дворца Труда» и что есть мочи предостерегали профсоюзный актив от «радикальных действий». Однако это не помогло им избежать неприятных вопросов и... требований тех же «радикальных мер». Даже наоборот – именно в актовых залах профчиновникам пришлось столкнуться лицом к лицу со своим недовольным рядовым составом.

Ситуация в ФНПР и подобным ему профсоюзах такова, что назревают для них две альтернативы: или недовольный рядовой состав профсоюзов выкинет вон прожравшихся руководящих бюрократов, или же массы пойдут за более радикальными и последовательными профсоюзами.

Вопрос в том, какие вообще могут быть политические перспективы у рабочего класса в профсоюзной борьбе в ближайшие годы. Несомненно прежде всего, что вне и помимо такой борьбы у него вообще нет никаких перспектив в России. Организация рабочих в профсоюзы (а также в комитеты, советы, союзы, забасткомы...) и есть первейшее условие, чтобы вообще можно было говорить о рабочем классе. И только тогда, когда в России выступит на арену действительно организованный рабочий класс, – только тогда рабочая или «пролетарская политика» не будет просто голой фразой. Рабочему классу России неизбежно придется пройти через период тред-юнионизма и экономизма. Это отнюдь не означает необходимости длительного периода реформистской нейтрализации рабочего класса: профсоюзная борьба уже сегодня идет рука об руку с политическим самоопределением рабочих; она ведет и неизбежно будет вести в условиях России также к политической самоорганизации рабочего класса. В ходе этого развития организованной борьбы пролетариата и будут проходить свою политическую проверку и отсеиваться одна за другой все «пролетарские», «коммунистические» и т.п. партии и группы. В ходе и вместе с этой борьбой, но не вопреки и в стороне от нее только и может быть создана политическая партия рабочего класса, которая ставит перед собой целью уничтожить господство наемного труда и капитала. В этом смысле профсоюзы действительно являются школой коммунизма.

 

фото порно онлайн смотрим всегда.