Виктор Гамов

 

Класс против класса

 

В рабочее движение я вступил в июле 1991 года, когда номенклатура КПСС уже осваивала язык демократических ценностей.

С тех пор моя партийная работа проходила в тесном контакте с рабочим движением, и я, в отличие от многих товарищей, его знаю изнутри. Естественно, у меня, как сопредседателя "Защиты", возникает вопрос: в чем причина разительного несоответствия нищеты рабочего класса России и его подавленности, его рабского положения, с одной стороны, и такой слабой активности в выступлениях - с другой? Посмотрите статистику. Статистика свидетельствует, что забастовочная активность рабочего класса и количество забастовщиков в России последнее время (с 1998 года) неуклонно снижаются. Кто-нибудь может сказать, что в целом положение рабочего класса улучшается? - Противоречие. А тем не менее, статистика ярко свидетельствует о снижении активности выступлений. Второе противоречие. Почему при наличии мощнейшего центра - ФНПР нет такого активного сопротивления, как на Западе? А ведь на Западе нигде нет такого мощного центра, как ФНПР. Нет даже такого, среднего по величине центра, как отраслевые профсоюзы. Там нет такого. Там максимальное количество состоящих членами профсоюза в среднем 15 процентов. А посмотрите выступления рабочего класса во Франции, в Германии, в Соединенных Штатах и в России - день и ночь. Опять противоречие. Это противоречие не дает покоя, сидит в головах, не только в моей голове, сидит в голове всех, кто занимается проблемами рабочего движения.

В июне 2002 года я встречался в Москве с сотрудниками Пенсильванского университета, занимающимися рабочим движением России и мира. Они задавали нам вопросы из-за рубежа. Мы сказали: приезжайте в Россию. Вот я с ними долго-долго беседовал. Что оказалось? Этот вопрос мучает их на протяжении многих лет: почему такое противоречие - явное, необъяснимое, вопиющее?

Мы должны это понять. Это противоречие мучит многих людей во всем мире - почему Россия оказалась в положении стран, где люди позволяют обращаться с собой как со скотом? Почему в Москве, в столице, здесь, рядом с нами, существует масса людей на бесправном положении, которые ночуют в каморках , и никто не поднимет голову. Или Украина с Белоруссией - там такое же положение. Почему парламентские политические партии, профсоюзы - никто не встает на защиту этих людей? Вот противоречие.

Естественно, выдвигаются оценки, объяснения этих причин. Я лично нахожусь в контакте с разными отрядами российского рабочего движения, с европейским профсоюзным движением, во всяком случае, мое имя, как представителя "Защиты", знают и в России, и в Европе, и даже американцы. И я с болью вам сообщаю, как смотрят европейские профсоюзные деятели на всю эту никчемность российского рабочего движения. Они говорят так: российский рабочий класс - это масса трусливых негодяев, которые не могут защитить свои собственные семьи и своих детей. Они трясутся от страха даже в те моменты, когда западный рабочий, например, германский или французский, воспринимает с юмором угрозу какого-то там начальника кого-то в два счета уволить. Так вот, российский рабочий от страха трясется, когда ему это скажут. Это одна, ИХ точка зрения, весьма пессимистичная.

А вторая ИХ точка зрения (видите, как они о нас заботятся!): российское рабочее движение потому так слабо и так ничтожно - а это справедливо: оно ничтожно по сравнению с Европой, - потому что здесь существовала эта административная система, которая напрочь выбила из сознания людей способность и желание бороться за свои права. И спасибо капитализму, который научит рабочих России защищать свои права.

Теперь сообщаю нашу точку зрения "Защиты", так сказать, оптимистичную. Я работаю сопредседателем "Защиты" с 1996 года и докладываю: вот это все - и пессимистическая, и оптимистическая оценки нашего рабочего движения - они не имеют связи с реальной действительностью. Я спросил американцев в качестве ответа на их беспокойство: почему Америка, которая ведет "куриные войны" против России, почему она не призывает к ответу правительство Российской Федерации за нарушение ратифицированной ею 87-й Конвенции МОТ? Что такое 87-я Конвенция МОТ? Это одна из основополагающих конвенций Международной организации труда, которая говорит, что не может называться профсоюзной организацией та организация, в которой наемные работники присутствуют вместе с работодателями или их представителями. Обратите внимание: до сих пор ни одно западное правительство во всех обвинениях против России в нарушениях демократии не использует это грозное оружие. Нам ясно, что ситуация, когда Сталин ратифицировал эту Конвенцию, была совсем другая. Была Советская Конституция, и в ней было записано: все общее, народное, от министра до рабочего - все собственники. И была определенная система гарантий, которая давала возможность каждому сособственнику получать блага от использования этой собственности. Если бы сегодня в России положение было таково, что нет работодателей и хозяев, то сегодняшние российские профсоюзы (ФНПР) - как раз самое лучшее дело. Но ведь сейчас капитализм! А старое положение вещей о том, что "все в одной лодке", действует во всех уставах всех профсоюзов, по крайней мере, абсолютного большинства, кроме "Защиты" и некоторых других. Вот вам ответ. Это главный ответ: почему ничтожно рабочее движение России? Если кого-то не убеждает анализ логический, то поверьте мне, как практику, что главный враг классовых профсоюзов "Защита" на производстве - это не администрация, это их холуй, хозяйские профсоюзы - вот кто является главным врагом. А почему они хозяйские? А потому, что все управление идет практически из директорского кабинета. Эти профсоюзы не только защищают хозяйские интересы, они борются за свое место при хозяине. Отдельные исключения общей картины в России не изменяют. Россия - единственная страна, где существует профсоюзная система, сидящая в психике, традициях, которые каждый день уничтожают любую попытку к сопротивлению хозяину.

А что американцы мне на это сказали?

Они не понимают, как это так может быть. Но обещали соответствующую деятельность в Америке развить, чтобы там правительство все-таки Путина на суд потащило. По моей просьбе ту же самую работу провел европейский профсоюз. Посмотрим, что из этого выйдет. В настоящее время в наших отношениях с профсоюзами Европы сложилась ситуация, при которой только "Защиту" они признают профсоюзами в России. Только "Защиту". Они могут знать и признавать правильность действий отдельных профсоюзных комитетов ФНПР и отраслевых профсоюзов, но как Российскую профсоюзную объединенную структуру они признают только "Защиту" и СОЦПРОФ. В этих условиях основная задача российского рабочего движения и всех людей, и прежде всего коммунистов, которые работают в рабочем движении и стараются выполнить основное назначение Коммунистической партии - объединить и организовать рабочий класс, - четко осознать, кто является врагом рабочих именно там - на производстве, в цехах, на заводах, в учреждениях?

Кто является врагом? Если кто-то хочет получить какую-то информацию, взятую из нашего опыта, мы дадим массу примеров. Здесь сидят люди, которых сажали только за то, что они организовали еще не действующий профсоюз "Защита". Они (наши классовые враги) уничтожают сразу тех людей, которые еще только потенциально опасны, только начинали организовывать "Защиту". И то, что понимаем мы, и то, что понимает российская буржуазия, к сожалению, не понимают очень многие товарищи, в том числе в нашей партии (РКРП-РПК). Они до сих пор ходят "туда-сюда", работают "и там и сям", а в результате - спад. Приведу такой пример. Я в июле по просьбе шахтеров (я человек работающий, но не могу себе позволить так просто поехать - получил деньги в профсоюзе. Вообще вся наша деятельность финансируется нашим профсоюзом "Защита") поехал в Донецк Ростовской области. И подтвердилось то же самое, что и несколько лет назад: нет никакого забитого, рабского рабочего класса! Российский рабочий класс - не забитый и не рабский. Так думают те, кто только смотрит на снижение количества забастовок, забастовочной активности. Они не понимают, что снижением забастовочной активности российский рабочий класс показывает, как ни странно, рост своей классовой сознательности. В 98-м, в разгар рельсовой войны, я писал, что это было последнее выступление российского рабочего класса, когда ФНПР удается собирать миллионные толпы, а они тогда действительно собирали массы людей. И вот российский рабочий класс доказал, что их больше не будет под управлением этих желтых профсоюзов. Задача формулируется очень просто: класс против класса, буржуазия - против рабочего класса. Значит, мы должны в противовес суду, прокуратуре, полиции, милиции - создать организацию рабочего класса. Кто знает рецепт, посредством которого можно создать рабочие организации помимо профсоюзов, кто знает этот рецепт, пожалуйста, сообщите мне. Я уйду на этот, на другой фронт, где будет легче и проще создать эффективные рабочие организации. Но я лично - а я создавал Советы рабочих, потом классовые профсоюзы - я понял: сейчас фронт один - все рабочие организации можно создать только на базе профсоюзов, в Уставе которых написано: ни один представитель администрации не допускается в состав этого профсоюза. Ни один - вплоть до мастеров. Так вот, в Донецке, когда я туда поехал по просьбе шахтеров Донецка, я эту картину еще раз увидел. И довожу до сведения тех, кто говорит, что какие-то там ФНПРовские профсоюзы защищают кого-то. В Донецке я не встретил ни одного шахтера - а я там 4 дня был с утра до вечера - для которого не было бы аксиомой, что это хозяйские профсоюзы и там разговаривать с ними нечего. Из 6 шахт Донецка закрыто 5. Я им сказал: возьмите нашего российского мужичка, которого жареный петух уже клюнул, и я объясню ситуацию. И я с ними общий язык нашел. А вот интеллигенция никак не понимает, почему российский рабочий класс не выступает.

Проанализируем перспективу и посмотрим вперед. Почитайте в новом Трудовом кодексе - что там написано о забастовках? Записана очень простая вещь. В отличие от предыдущего КЗоТа, здесь сказано, что решение о забастовке возможно только в рамках предприятия, то есть всего юридического лица в целом. Здесь уже все ясно. Ясно, что это означает. Второе. Чтобы начать забастовку, надо собрать 75 процентов голосов рабочих. Объясняю: фактически ФНПРовские отраслевые профсоюзы пришли к своему логическому концу - забастовочная борьба для них закончилась. Эти 75 процентов они никогда не соберут. Никогда эта агентура администрации не примет решения о начале забастовки. Рабочие могут голосовать как угодно и сколько угодно, но комитет профсоюза ФНПР и отраслевой никогда не пойдут против хозяев. Не для того власть оставила в распоряжении Шмакова и компании профбоссов собственность советских профсоюзов на 8 млрд. долларов (!), чтобы он с ней боролся. В лучшем случае он имитирует борьбу за интересы людей труда. Значит, наступает время, когда мы должны вступать в дело. Вне закона и против закона, несанкционированные, так называемые дикие забастовки, радикальные лозунги. Дикие забастовки - это значит нужно их проводить организациями, в которых нет агентов влияния. Это знают все деятели рабочего движения всего мира. Значит, хотите вы или не хотите, если вы собираетесь бороться с капиталом в современной России, вы должны создавать рабочие организации. Это азбука.

Наши ближайшие главные задачи, коротко говоря, - строить организации, невзирая ни на что, потому что массовый рабочий теперь уже попал в такое положение, что уже никакая демагогия его сбить с толку не сможет. Либо он создаст свои организации, либо его раздавят, принизят до положения рабочего скота. Первое направление - развивать систему независимых от работодателей рабочих организаций. Второе - растить кадры, профессиональные кадры рабочих лидеров.

Конкретно могу предложить следующее. Наша профсоюзная организация имеет десятилетний опыт борьбы вместе с партией. Мы все бы сделали гигантский шаг вперед, если бы в каждом регионе члены партии осознали, что вести борьбу против государства такими путаными и случайными людьми - это пустое занятие. Нужно строить профессиональные структуры. Мы, наша профсоюзная и партийная организации, могли бы на наши деньги принять, разместить, накормить, обучить рабочий актив азбуке борьбы, навыкам, накопленным за 12 лет. Это будут те командиры, которые возглавят классовые отряды, из которых в будущем сложится классовая армия. Иначе в войне "класс против класса" не победить.