Музыка войны и поэзия рэпа

Интервью с лидером группы SIXTYNINE Висом Виталисом

- Наш сегодняшний разговор происходит во время войны, и, естественно, мы не можем обойти эту тему. Скажи, как тебе видится все происходящее, какие чувства ты испытываешь?

- Ответ совершенно ожидаемый... Несмотря на то, что я отчего-то слыву человеком оригинальным, по этому вопросу отвечу совершенно стандартно: это подлая и преступная война. Она развязана США, и она никому в мире не нужна (кроме Буша, конечно, вернее, кроме тех кругов, которые он представляет). Он и его сторонники - люди, которые на войне наживаются, поэтому она им и необходима - просто способ заколотить бабла, только и всего. По этому поводу лучше всего выразился Маркс: "Капитализм - это война". Тем более - империализм. Тем более, если капиталистическая страна чувствует себя способной воевать, никого не боится, чувствует, что сдержать ее некому, и руки у нее полностью развязаны... Я вообще считаю, что это второе сражение четвертой мировой войны, (если считать, что третья мировая война была холодной и завершилась поражением СССР). Сейчас разворачивается четвертая мировая война. Первое сражение этой войны происходило в Югославии, второе - сейчас в Ираке... В Югославии они победили. В Ираке, хочется верить, проиграют.

- Хорошо бы. Правда, верится в такой исход с трудом... А как ты думаешь, почему в России протесты против войны все-таки значительно слабее, чем на Западе, не говоря уже об арабском мире?

- Бытует мнение, что Россия отстает от Запада. Я с ним не совсем согласен.. Вернее, согласен в той части, что если Россия идет по западному пути, по дороге, проложенной Западом, то она, безусловно, от него отстает. Потому что этот путь развития изначально был западным, и на нем Россия, естественно, идет в фарватере западной цивилизации.

- Но вот если считать, что Россия идет по своему собственному пути, (причем, это не обязательно может быть какой-то пресловутый национальный путь, это может быть и социалистический путь или даже какой-то иной), то она не отстает ни от кого де факто... Вот, к примеру, социалистическая Россия вовсе не отставала от Запада, скорее, намного обгоняла его. Но в результате поражения в холодной войне Россия была насильственно возвращена на западный путь... И здесь она, конечно, отстает. А к чему я все это рассказываю: действительно, рабочий класс Запада, прогрессивно мыслящие люди на этом пути, по пути капитализма прошли больший путь. Они уже поняли, что к чему. Они уже научились бороться... А Россия еще находится в самом начале пути осознания, что такое на самом деле капитализм, и какими бедами он чреват. Головы еще полны всякой идеалистической ерундой о счастливом капитализме, о "демократии", "гуманности" и "общечеловеческих ценностях", короче, всей той яркой шелухой, под оберткой которой нам с начала девяностых втюхивают новый мировой порядок. Далеко не все врубаются, что это просто маскировка и демагогия, даже сейчас не понимают - когда здравомыслящим людям уже ясно, что эта демократия понимается капиталистами мягко говоря, очень своеобразно.

А что мы можем делать - в первую очередь, очистить свои собственные мозги. Затем - постараться очистить мозги как можно большему количеству людей вокруг себя... Чем, собственно, Sixtynine и занимается. Чем больше людей, наконец, поймут, на чьей стороне правда, тем быстрее и явнее мы сможем изменить окружающий мир.

- Есть такой старый вопрос: "С кем вы, мастера культуры?". Как вообще относятся к войне в мире шоу-бизнеса? В тех же США среди американских рэперов много людей левых взглядов, есть ли там какой-нибудь протест?

- Да нет такого понятия - "американские рэперы." В этом музыкальном слое, как и везде, работают совершенно разные люди: есть левые, есть правые, есть абсолютно нейтральные рэперы, которые просто бабки зашибают, развлекают обывателей из среднего класса. Ведь на Западе шоу-бизнес - это огромный мир, и у каждой группы - расовой или этнической, сексуальной или социальной, есть свой рупор - побольше или поменьше. Так что все по разному реагируют... Но вот в мире кино, как известно, даже на церемонии вручения оскаровских наград многие уважаемые люди высказывались очень жестко против войны.

- А как думаешь, в России возможно какое-нибудь движение - "музыканты против войны"?

- Ну... У нас ведь очень хитрый шоу-бизнес. Люди, которые там работают, стараются как можно дальше держаться от политики. Потому что не уверены, как то или иное их отношение может сказаться на их положении и заработках, короче, шугаются проблем в настоящем или будущем. Боятся сказать или сделать что-нибудь, что может не понравиться власть имущим в данный момент, или что может быть в будущем будет истолковано против них. Очень осторожные. Своего мнения предпочитают не иметь или по крайней мере, не обнародовать. Я общался с разными людьми из шоу-бизнеса, среди них много людей умных и думающих, но они все очень фильтруют базар, боятся лишний раз назвать ту или иную фамилию, обозначить свою позицию. Но в отношении войны в Ираке все, кого я знаю, не поддерживают Буша. Т.е. типа опять находятся на стороне большинства :). Но в данном случае, наверное, неплохо быть, как все.

- У тебя скоро должен выйти альбом, расскажи, пожалуйста, о нем. Что там будет нового по сравнению с тем мини-альбомом, который мы видели, расскажи о той работе, которую ты сейчас готовишь?

- Этот альбом, как бы сказать... Это трудный ребенок. Он выходит совсем в другое время, чем когда был написан, в совсем другой ситуации. Вот, к примеру, уже первая песня - "Война все спишет". В ней я откровенно говорю, что я за войну. Но я имею в виду войну духа против серости, войну идеалов против обывательского равнодушия и черствости, личную войну каждого отдельного человека против окружающего его враждебного мира. А в теперешней ситуации не очень умные люди могут воспринять эту песню совсем иначе... Да впрочем, и хрен бы с ними, для таких уродов я и не работаю.

А вообще дело в том, что основная часть альбома была написана в период с 2000 по 2001 год. То есть, многие песни были написаны еще даже до Путина: в самый последний период разложения ельцинской системы. И писались они, естественно, по отношению к тогдашней ситуации в России. Сейчас ситуация изменилась, может не так сильно, но все-таки изменилась. Так что этот альбом уже можно считать старым... Но он будет выпущен, потому что мне очень нравится и многим людям очень нравится, и он должен быть наконец реализован, тем более, что некоторые его треки именно сейчас приобрели дополнительное, очень глубокое измерение.

- Да, этот альбом, - "Выживу Стану Крепче", - вовсе не выглядит устаревшим. Все очень и очень актуально. И самое главное - то гетто, в котором мы живем и о котором ты поешь, никуда не делось. Так есть ли шанс вырваться из него и что, по-твоему, для этого необходимо сделать?

- Образ гетто - это одна из константных линий альбома. В нем еще много разных идей, он очень многоплановый. И конечно, то, что можно назвать "гетто", никуда из нашей жизни не делось. И если ничего не делать, ничего и не изменится. Мы не можем вырваться из гетто... Но мы можем изменить само гетто. То есть, мы можем его заставить перестать быть гетто.

Причем ведь идея гетто в альбоме - это не только подразумевает просто резервация, когда людей загоняют в четко описанное пространство и разными методами не дают оттуда вырваться. На самом деле это еще и географическое пространство, и экономическое, психологическое, моральное и так далее...

Вот я тут недавно прочитал книжку английского писателя Магнуса Милза "Загон скота" (сам Милз прошел всю люмпенскую закалку - 8 лет работал строителем оград, потом водилой работал лет 10... А потом написал эту свою книгу - первую, - так она сразу вошла в шорт-лист Букера и была переведена на 16 языков!) Так вот, это с виду такой "черный юмор": по сюжету, там люди строят ограды, загоны для скота, проволоку натягивают. И постепенно становится понятно, что они сами находятся в таком же загоне: пять дней в неделю работа, вечером паб, в выходные опять паб, беспросветное бухалово да случайный трах. Есть босс, есть получка, есть четко очерченный круг забот, и за этот круг они не могут и шагу ступить. Все вокруг заинтересованы, чтобы они находились в этом загоне. Они строят загоны, сами находясь в загоне. И книга кончается сюрно, но совершенно закономерно: вокруг них уже по настоящему, как в концлагере. И намеки на то, что кого-то уже пускают на мясо, да и остальных судьба ждет не менее дикая... В общем, хотя повесть начинается как производственный роман и кончается совершенно сюрреалистически, на самом деле Милз другими словами выразил те же самые идеи, что и я. Это с нами и происходит, нас загоняют за ограду, как скот, этот загон скота и есть гетто.

А нам нужно приложить максимум усилий, чтобы разрушить эти загоны. И в первую очередь, в собственном мозгу.

- А чтобы это сделать, наверное, необходимо, как ты поешь "быть крепче", иметь чувство собственного достоинства, которое не должно дать смириться с жизнью в гетто?

- Конечно. А быть сильным - значит не бояться откинуть общепринятые условности, те же деньги, например, саму необходимость работать ради этих денег пять раз в неделю, терпя унижения и занимаясь бессмысленной тратой времени на зарабатывание денег, чтобы потом бессмысленно тратить их на никчемные шмотки.

Ведь человек слаб, человек боится: "а что я буду есть, а вдруг меня уволят, а где я буду работать...." Человека загнали за ограду, навязали кучу условностей и запугали всеми страхами мира. Сказали, что за пределами этой ограды нет другого мира. А на самом деле есть другой мир, и в нем вовсе не деньги правят и есть для человека лучшая доля, чем стремление заколотить побольше бабок, чтобы затем стать образцовым потребителем...

И выходов за пределы ограды довольно много: в первую очередь, отказ от своего равнодушия и борьба с собственной вялостью и косностью. А там - по желанию: это и участие в любом движении, за которым не стоит крупный капитал и которое ставит своей задачей изменить мир к лучшему. Это и запись песен или выход на митинги, выпуск каких-то рукописных газет или расклейка листовок, да даже надписи на заборах! Любой человек может найти себе место в борьбе с этим миром денег, в распространении идей нестяжательства. И это уже шаг к разрушению гетто, к обретению Человеческого смысла для своей жизни.

- Выпущенный в ноябре прошлого года мини-альбом "В Белом Гетто" был очень хорошо встречен и публикой и прессой. Особенно он был оценен левой молодежью, которая уже давно ждала появления чего-то подобного. А ты сам как-то почувствовал то, что сделал очень востребованную работу?

- Ну, вообще-то интернет - версия альбома была выпущена в еще летом 2001 года... И всего за год с бесплатного хостинга, где лежали треки, альбом скачали около 2000 человек! Шли письма, немного - штук 200... Но с ноября 2002 года, когда был выпущен реальный, "физический" тираж, пошла очень плотная встречная волна, отдача почувствовалась сразу же. Поэтому у меня даже сложилось впечатление, что непосредственно в момент выпуска (2001 г.) альбом как бы обогнал свое время. Его не так тепло встретили тогда. Ведь все эти слова "Вис, ты впадаешь в детство, кончай писать эти дурацкие тексты" и т.д. - это все реальные слова реальных людей, мне тогда так и говорили!.. А сейчас же, наоборот, реакция такая, что это самое то, что надо, и надо делать дальше еще даже сильнее и жестче. Время по отношению к нам изменилось, все стало интересней, и мне кажется, что очень серьезные перемены нас ждут в самом ближайшем будущем...

Здорово и то, что нас слушают люди самых разных возрастов и социальных слоев. И Sixtynine им нравится по-настоящему, без притворства. И любителям рока, и бизнесменам, и подросткам-рэперам. Кто-то держит пластинку в аудиоцентре своего мерседеса, а 13-летние ребята слушают на кассетах, которые переписывают друг у друга, потому что у них часто нет даже проигрывателя для компакт-дисков...

- В интервью радиостанции "Резонанс" ты сказал, что поэзия мертва, что это старый жанр у которого нет перспектив, но разве то, что ты делаешь это не поэзия? Ведь очень многие впервые познакомились с твоими текстами и обратили на них внимание не услышав, а именно прочитав их в газете "Завтра" или на сайтах www.wildcats.ru, www.communist.ru .

- Ну, на самом деле, то что делает Sixtynine - не поэзия. Люди, которые профессионально занимаются, скажем так, стихоплетством, поэты, - те тексты, которые я в Sixtynine использую, воспринимают как угодно, только не как поэзию, только не как стихи. Как речевки, как тексты песен, как что угодно - это да. Но не как стихи! Кстати, Маяковского тоже сначала не воспринимали, как поэта, и во многом из за его оригинальной стихотворной формы... Я не сравниваю себя с Маяковским, для этого я не такой наглый :). Но ведь тонкая поэзия и вещи, которые тебя зажигают, заводят - это же разные вещи. Такая поэзия, - когда человек пишет о природе, о личных своих переживаниях, пытаясь максимально тонко и поэтично их изобразить, - такая поэзия больше никого не интересует. Мир изменился. Он стал более циничным, быстрым, простым и жестким. Вон - проведешь пять минут в интернете и обязательно напарываешься на какой-то порносайт, где в открытом доступе показаны такие вещи, о которых в начале 20-го века люди даже думать боялись. То есть те люди не были циничны, и в силу этого больше подготовлены к восприятию поэзии всеми своими душевными фибрами. Сейчас все проще. И Sixtynine понимаемы людьми вовсе не из-за своей поэтической составляющей, как раз наоборот - я стараюсь все говорить максимально конкретно и откровенно. Толстую кожу нельзя пробить поэтическими тонкостями...

- Не, все-таки здесь ты не убедил. По-моему, востребованность Sixtynine как раз подтверждает, что поэзия жива :).

Ну ладно. Что ты скажешь о перспективах рэпа в России? Ведь для нас это новый стиль. Тяжело ли "пробивать" рэп в России?

- Да нет, рэп в России вовсе не новый стиль. На самом деле русскому рэпу примерно столько же лет, сколько и американскому. Он у нас появился в конце 91, начале 92 года. Его делала к примеру, такая группа, как "Bad Balance"... Были и другие команды. Другой разговор, что в Америке это сразу же вышло на гребень и было раскручено, а у нас рэп оставался в загоне до конца 90-х годов.

Но перспективы у рэпа самые замечательные: и текстовые, и музыкальные. Особенно, если скрестить его с роком, что я, например, пытаюсь делать. Говорят получается :). Ведь рэп более энергичен и свеж, чем рок - при всем моем уважении к року, сегодня все инструментальные и аранжировочные приемы рока уже выглядят архаично. В рэпе в этом смысле гораздо больше свободы - потому что гораздо меньше условностей.

На Западе скрещивание рока с рэпом идет уже давно. Вот, к примеру, последний альбом Эминема: это, конечно, рэп, но нас самом деле, там очень много "роковых" приемов: гитары, пианино... А в некоторых песнях гитарист откровенно задвигает "роковые" запилы, что для рэпа в принципе нехарактерно! Однако, это делается!

А у нас... Продвигать в России рэп очень тяжело. Жесткое непонимание, неприятие или просто боязнь. Яркий пример - когда наш диск попал к Козыреву (директору "Нашего радио") он сказал, что "эта группа на волнах его радиостанции звучать никогда не будет". Почему - сами думайте. И такое отношение очень распространено, говорят: "не формат", "слишком жестко", "вряд ли будет востребовано"... Я думаю, что на самом деле просто никто не хочет стать очередным Гусинским из-за группы Sixtynine :). Типа, боятся за свои задницы!

- Вис, я знаю, что Sixtynine сняли видеоклип. Когда и где его можно будет увидеть?

- Клип сняли, да. Кстати, в этом нам очень помогли люди из редакции сайта Communist.ru, из Всеукраинского Союза Рабочих и из Объединения рабочих профсоюзов «Защита Труда» за что им огромный респект и благодарность. Сейчас мы просчитываем варианты его распространения в России и Украине. Ведь централизованных каналов этого дела не существует: в каждом городе свое телевидение, свои каналы, свои директора на каждом канале и не так быстро все делается... Попытаемся поставить и на MTV. Так что надеемся, вскоре вы сможете увидеть Sixtynine на экранах своих черных ящиков!

- Спасибо, Вис. Ждем альбома!

- И вы его получите. Спасибо всем, кто нас слушает. Будьте крепче!

Записал Дмитрий Якушев